ГлавнаяБиблиотекаПубликацииПроблема ответственности каждого человека перед народами России, перед отечеством в ситуации: «Если завтра война, если завтра глобальная природная или техногенная катастрофа?»

Проблема ответственности каждого человека перед народами России, перед отечеством в ситуации: «Если завтра война, если завтра глобальная природная или техногенная катастрофа?»

Вячеслав Кузнецов

Электронная версия (формат PDF).

Скачать
Поделиться ссылкой:

КУЗНЕЦОВ Вячеслав Николаевич – член-корреспондент Российской Академии Наук, доктор социологических наук, профессор, зав кафедрой социологии культуры, воспитания и безопасности Социологического ф-та МГУ им. М.В. Ломоносова, Шеф-редактор журнала «Безопасность Евразии». Адрес в Интернете: Kuznetsovvn.ru.

18 марта 2011 года в здании Академии Генерального Штаба Министерства обороны Российской Федерации состоялась расширенная коллегия Министерства обороны России. Руководил проведением Коллегии Президент страны и Верховный главнокомандующий Д.А. Медведев. Во вступительном слове он отметил позитивные аспекты в преобразованиях Вооружённых сил, которые «обрели новую структуру, новую систему военного планирования, а также обновленные системы подготовки и обеспечения войск»[1].

Перед военными, перед страной Президент России Д.А. Медведев поставил целостную «триединую задачу», в решении которой он обозначил результирующее качество: «новые вооружения, новое качество управления войсками и новый статус офицера»[2].

Главный доклад для участников Коллегии представил Министр обороны РФ  А. Сердюков.

Ситуационная особенность осмысления обозначенных задач для модернизации Вооружённых сил России с 18 по 21 марта 2011 года определилась реальностью военных действий многих стран Европы (Франции, Англии, Италии, США и других) против народов Ливии: действия военных в применении силы существенно превысили рамки мандата Совета Безопасности ООН. В итоге: в первые часы бомбардировок территории Ливии были убиты и ранены десятки мирных граждан страны.

Важно ответственно констатировать: что с ситуацией признания в маленьком поселении (Бенгази, Ливии) маленькой группы людей, которые сказали, что они Правительство Ливии, которое признала Франция, создан сложный прецедент (по сценарию Косово), который во взаимодействии с «поспешной» резолюцией Совета Безопасности ООН стал основанием для тотального вторжения в суверенную страну с целью свержения руководства, с целью уничтожения руководителей страны по сценарию Ирака, Сербии и, возможно, Ливии.

«Новая реальность» через Ирак, Косово, Ливию (2011) стала оформившимся прецедентом в теории и практиках глобальной безопасности 2011–2012 годов.

Ситуация открытия третьего театра военных действий в Евразии, на котором с помощью современнейших военных технологий убивают, ранят тысячи мирных граждан (Афганистан, Ирак, Ливия) военнослужащие США, Франции, Англии и ещё многих стран НАТО, военнослужащие стран, не входящих в НАТО обязывает чётко сформулировать вопрос: «А если завтра война этих стран против России?».

В таком контексте должен быть, по мнению автора статьи, сформулирован и ещё один вопрос: «А может ли успешно воевать армия, даже с новейшими военными технологиями и новейшим оружием, в отсутствии у солдат, сержантов, офицеров, генералов объединяющей их народной идеологии сохранения и развития России, её модернизации?».

Таким образом, к «триединой задаче» может быть добавлена задача для народа России, для общественных наук России, для Вооружённых сил России: «Оснастить Вооружённые силы Российской Федерации народной, государственнической объединяющей идеологией сохранения России, её развития, её модернизации».

Настала наша очередь (социологов, философов, экономистов, политологов, учёных, многих разных специалистов: Граждан) сохранить и защитить Мир и Безопасность, как это достойно, эффективно и по всему миру сделали наши коллеги в 60–70-х годах ХХ века – это моя позиция.

Свойвклад в строительство, поддержание и развитие созидательного потенциала «методологии предотвращения ядерной войны XXIвека» я рассматриваю через авторскую разработку оснований геокультурной методологии, а также концепции народной российской объединяющей идеологии.

Важнейшая особенность и когнитивное свойство народной идеологии развития России, народной идеологии модернизации России – возможность её незамедлительной трансформации в народную мобилизационную идеологию.

Идеологическое оснащение, обеспечение возрождения России для достойной жизни всех её граждан, её народов предполагает обязательное, императивное свойство – атрибут: предвидеть и быть готовым осуществить духовное единство и духовную мощность, крепость и надёжность для ситуации – если завтра война.

Может быть, именно поэтому народ России выступил в качестве субъекта народной идеологии развития России. Только самоуполномочив себя, народ имеет сегодня динамичную, умную и всепроникающую народную идеологию, способную содействовать России в экстремальных условиях современной ядерной войны.

22 июля 2010 года газета «Советская Россия» опубликовала статью с размышлениями Фиделя Кастро Рус о судьбах современного мира. «Тема, на которую я затратил большую часть своих усилий, – неминуемая опасность войны, – предупреждает всех нас Фидель Кастро, – которая станет последней в предыстории рода человеческого, которой я посвятил девять "Размышлений" начиная с 1 июня, – представляет собой проблему, становящуюся все серьезнее день ото дня.

Как это логично, 99,9% населения хранит надежду, что элементарный здравый смысл восторжествует.

К сожалению, судя по всем ощущаемым мною элементам действительности, я уже не вижу ни малейшей возможности, что будет именно так.

Поэтому я считаю, что было бы намного практичнее, если бы наши народы готовились к тому, чтобы противостоять этой действительности. В этом заключается наша единственная надежда.

Иранцы делают именно это, как делали и мы в октябре 1962 года, когда предпочли исчезнуть, прежде чем сложить свои знамена.

Сегодня происходит так, как было вчера, по воле случая, а не в силу заслуг разума или индивидуальной истории любого из нас.

Сообщения изИрана, поступающие каждый день, ни на миллиметр не отклоняются от указанной ими позиции отстаивать свои справедливые права на мир и развитие, но есть один новый элемент: они уже сумели произвести 20 килограммов 20-процентного обогащенного урана – достаточно, чтобы построить ядерное устройство, что еще больше сводит с ума тех, кто уже давно принял решение их атаковать. Это я проанализировал в пятницу, 16-го, с нашими послами.

Даже Обама не смог бы изменить его, и он совершенно не проявлял готовности сделать это»[3].

Урокам прошлого и «неминуемой опасности войны», о чём предупреждает нас мудрый Фидель, посвящена коллективная монография «Смысл Великой Победы», опубликованная в марте 2010 года[4].

«Название подготовленного коллективного труда претендует на многое. Смысл Великой Победы. В чём его сущность, истина, главные уроки на сегодня и на завтра, – сказано в моём введении к этой книге. – Много, очень много споров, научных дискуссий в среде научного сообщества, в широких кругах интеллигенции, наших сограждан посвящено значению Великой Победы СССР над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов как для всего XX века, так и для XXI века. Итоги этих споров, дискуссий, исследований через научные публикации, через новейшие средства массовой информации, Интернет активно продвигаются в сознание, мировосприятие миллионов детей, взрослых граждан действительно повсеместно.

Сегодня ещё живы, к счастью, ветераны Великой Отечественной войны и они активно и достойно поддерживают действительно честные и фундаментальные итоги исследований как самой войны, так и уроков для всех нас по предотвращению войн во второй половине XX века, в XXI веке. Исключительно важна деятельность ветеранов, ориентированная на недопустимость попыток очернить смысл Великой Победы.

Авторы данной монографии являются детьми участников этой страшной войны. Многие из них родились сразу после Великой победы.

Как автор представленного Вам научного междисциплинарного проекта, как его руководитель я имею честь обратить внимание наших читателей на ряд важнейших обстоятельств, проходящих в книге своеобразной красной нитью:

во-первых, это безусловная любовь и гордость наших авторов к своей и Вашей Родине и нашим ветеранам, павшим в боях, умершим от ран и ныне здравствующим;

во-вторых, отмечу чёткое осознаниетого обстоятельства, что нельзя бросать камни в наших дедов и отцов, осквернять их могилы ни сегодня, при всех наших достоинствах и недостатках; ни завтра, когда мы построим нормальное Общество для достойной жизни каждого человека, каждой семьи, каждого народа без тотальной и оскорбительной коррупции, преступности и терроризма;

в-третьих, авторы коллективной монографии постарались предложить в своих статьях новое знание для всех общественных наук по важнейшим и малоисследованным проблемам, способствующее постижению смысла Великой Победы: современный гуманизм; мировоззрение XXI века; культура развития человека, общества, государства; теория и методология безопасности каждого человека и каждого народа; развитие и укрепление духовности, национальных культур; создание современной экономики;

в-четвёртых, свою работуавторы книги посвятили, в основном, молодёжи;

в-пятых, для всех авторов этой коллективной монографии личное участие в создании такого произведения стало выражением уважения к создателям, труженикам Великой Победы; выражением ответственности за усвоение уроков 1941–1945 годов.

Авторский коллектив посвящает данную монографию всем Защитникам нашего любимого Отечества»[5].

Смысл Великой Победы в Великой Отечественной войне Советского Союза в апреле 2011 года воспринимаетсякак Послание Победителей каждому человеку, всем народам мира жить достойно, по правде, по справедливости. Но это Послание постоянно напоминает, что сохранение и укрепление мира требует каждодневной работы по укреплению доверия между людьми, по личному учреждению каждый день через свои поступки честности и справедливости.

Здесь и сейчас мы оправдываем, очеловечиваем значимость, важность, необходимость Победы; мы подтверждаем каждый день простой факт: Смысл Великой Победы нами усвоен, понят – мы достойны итогов Великой Победы.

Позиция автора статьи может быть сформулирована так: воспитание с детства и юности исторической памяти о величии и трагизме Победы в Великой Отечественной войне Советского Союза может быть дополнено выработкой мотивации и умений в формировании мечты о служении России; в создании достойной личной позиции по поводу участия в жизнеобеспечении народов России; в выработке мотивов, энергетики, воли и умений для осуществления достойных личных поступков для учреждения правды и справедливости.

Ещё никогда ранее не соединялись в гуманитарном взаимодействии честность и совесть, доверие и справедливость. Для мирового истеблишмента это объективно противоречит главным смыслам культуры капитализма, культуры войны и культуры смерти.

Недавний опрос общественного мнения, осуществлённый компанией «Харрис» (Harris Interactive) и британской газетой «Файнэншл таймс» (первая половина 2007 года) показал, что в Европе больше всего боятся США – 32% от числа опрошенных (граждане Великобритании, Германии, Италии, Франции, Испании). Далее: Китай – его опасаются 19 процентов от числа опрошенных, Иран – 17 процентов, Ирак – 11 процентов, Северная Корея – 9 процентов, Россия – 5 процентов[6].

Тем не менее, правительство США и её народы; правительство и народы стран, входящих в НАТО, – необходимая и желательная сторона в остро востребованной стратегической партнёрской культуре компромисса (её Субъект) во имя предотвращения возможной ядерной катастрофы XXIвека.

Важным этапом формирования и определённости стратегии предотвращения ядерной войны можно назвать главную доминанту из фрагмента высказывания Генерального директора МАГАТЭ, лауреата Нобелевской премии мира Мохаммеда Эль-Барадея. «Для меня честь быть здесь, – приветствовал он собравшихся журналистов. – Спасибо организаторам этой нужной конференции, спасибо за ее проведение. Мы живем в сложное время. Нарастает опасность ядерной катастрофы. Как я упомянул в своем докладе, угроза ядерной катастрофы выросла, сама проблема становится все более сложной. Существует ядерный терроризм. Актуальным становится вопрос об охране ядерных материалов, в том числе об их непосредственной, физической защите. Все больше появляется стран, способных завершить ядерный цикл, следствием чего становятся попытки получить ядерное оружие или создать возможности для его производства.

Результат, который мы сейчас имеем, – полная стагнация в решении проблемы ядерного разоружения, так как государства продолжают видеть в ядерном оружии залог своей безопасности. И те страны, которые им не обладают, стремятся заполучить его для обеспечения своей безопасности. Как следствие – стран, которые стремятся стать обладателями ядерного оружия, становится все больше. И это ядерное оружие может быть применено. Случайно или намеренно – это не так важно.

Д-р Кантор накануне справедливо говорил о том, что происходит "банализация" ядерной угрозы – она стала общим местом, и ее не воспринимают всерьез, нет понимания того, что ядерная катастрофа может действительно уничтожить нашу цивилизацию. И когда мы видим, что такие люди, как У. Перри, Д. Шульц, которые имеют полувековой опыт работы в условиях "холодной войны" и ядерного противостояния, говорят о необходимости запрета ядерного оружия, я думаю, что это сигнал, важный сигнал к действию. Нам необходимо принципиально изменить нынешнюю систему безопасности. Нужна такая система безопасности, которая не будет основана на ядерном оружии. Само же ядерное оружие должно быть определено как оружие геноцида, и ему не должно быть места в нашей системе коллективной безопасности»[7]. (Выделено мною. – В.К.)

Я определяю эту стратегию как «необходимость действовать социологически уже сегодня для предотвращения ядерной войны ХХIвека».

Для каждой гуманитарной тенденции на стадии становления теории культуры развития, ориентированной на достойное качество, достойные сроки, достойную цену выхода из кризиса, строительства посткризисного мира актуален тезис великого русского историка Ключевского: «История ничему не учит, а только наказывает за незнание своих уроков».

Есть основание сегодня предположить, что народ России помнит трагические уроки начала Великой Отечественной войны 1941–1945 года, её хода, последствий войны.

Я именно так интерпретирую итоги обнародованного 13 июля 2009 года исследования, осуществлённого Всероссийским центром изучения общественного мнения. В конце июня 2009 года социологи опросили 1600 респондентов в 42 регионах страны.

Основнойвопрос, заданный респондентам – что они считают главной национальной угрозой.

Ответы распределились так:

11% – экономический кризис и слабость российской промышленности;

9% – алкоголизм, наркомания и деградация населения;

7% – существованию России «угрожает агрессия со стороны США, НАТО, Запада в целом или даже Третья мировая война»[8] (выделено мною. – В.К.);

39% – затруднились назвать какую-либо угрозу национальной безопасности России.

Моя интерпретация порядка значимых различий в ранжировании угроз, отмеченных респондентами, позволяет утверждать, что в совокупности 11%, 9%, 7% есть понимание важнейшего урока – война весьма и весьма вероятна.

При этом граждане России чётко и точно, по моему мнению, назвали инициаторов глобальной ядерной войны – США, НАТО, Запад.

Сегодня, в мае 2011 важно исследовать новые возможности «складывания» самых различных рисков: организованной преступности (Кущёвка), терроризма (Домодедово), коррупции (многие регионы России, многие важные структуры, институты общества), возможность региональных войн, глобальной войны, уже ведущиеся информационные войны[9].

Конструкты, концепты и понятия в содержании статьи

Культура безопасности – являетсяпроцессом сохранения развития целей, идеалов, ценностей, норм и традиций человека, семьи и общества; справедливости; социальных институтов и сетей; обеспечения устойчивого и конструктивного взаимодействия людей с защищённостью их от неприемлемых рисков, угроз, опасностей и вызовов; эффективного предотвращения угроз на основе опережающей стратегической партнёрской культуры компромисса.

Сфера безопасностиможет быть определена так – это устойчивая в пространстве и времени совокупность гуманитарныхвзаимодействий, ориентированная на необходимый и достаточный уровень достижения: защищённости каждого человека, каждой семьи и народа, каждого государства, современной цивилизации от неприемлемых вызовов, рисков, угроз и опасностей для их жизни, целей, идеалов, ценностей, интересов; гармонического взаимодействия с внешней и внутренней средой их безопасности; формирования мотиваций, умений и навыков своевременно, с учётом наличных ресурсов предотвращать на возможно ранней стадии возникновение опасностей для всех структур жизнеобеспечения.

Экономическая безопасность – это устойчивое функционирование национальной экономики и её способность обеспечить эффективное удовлетворение общественных потребностей, поддержание социально-политической и военной стабильности государства; его технико-экономическую и технологическую независимость, устойчивость по отношению к возможным внешним и внутренним угрозам, защиту экономических интересов страны на внутреннем и внешнем рынках. В сфере экономики угрозы имеют комплексный характер и обусловлены, прежде всего, существенным сокращением внутреннего валового продукта, снижением инвестиционной, инновационной активности и научно-технического потенциала, стагнацией аграрного сектора, разбалансированием банковской системы, обострением конкуренции на мировом рынке товаров и услуг, ростом внешнего и внутреннего государственного долга, экономической экспансией на территорию России со стороны других государств, преобладанием в экспортных поставках топливно-сырьевой и энергетической составляющих, а в импорте – продовольствия и предметов потребления, включая предметы первой необходимости.

Идеологическая безопасность -это состояние защищённости человека, семьи, народа; их целей, идеалов, ценностей и традиций, образа жизни и культуры; устойчивое, необходимое и достаточное поощрение и развитие прав и обязанностей человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии; защищённость формирования и конструктивного функционирования исторической памяти, российской мечты и смысла жизни на основе уважительного диалога, культуры мира и культуры патриотизма; защищённость достижения ими достойного качества и уровня благополучия, надёжной безопасности.

Социальная безопасность – 1) совокупность мер по защите целей, идеалов, ценностей и интересов человека, семьи, страны и народа в социальной сфере, развитие социальной структуры и отношений в обществе, системы жизнеобеспечения и социализации людей, образа жизни в соответствии с потребностями прогресса нынешних и будущих поколений. Объектами социальной безопасности являются люди, их цели, идеалы, ценности, законные интересы (потребности), общности, отношения; системы социализации человека (образования, воспитания, соцкультбыта); инфраструктуры жизнеобеспечения (здравоохранение, торговля, снабжение и т. д.); образ жизни. Национальные интересы России в социальной сфере заключаются в обеспечении высокого уровня жизни народа; 2) защищённость социальной сферы общества и государства от угроз, способных разрушить её или обусловить её деградацию.

Культура законности –может быть определена как процесс обеспечения точного знания, понимания и практики применения всеми гражданами, должностными лицами, общественными и государственными организациями законов и соответствующих им подзаконных актов (норм права); как процесс повсеместного и неуклонного исполнения ими законен при осуществлении оптимального соотношения свобод и прав человека с его ответственностью.

Экологическая безопасность -может быть определена, как минимум, в двух аспектах. Во-первых, этозащищённость среды обитания людей и биосферы в целом, атмосферы, гидросферы, литосферы и ближней космосферы, видового состава животного и растительного мира, а также природных ресурсов (энергетических, минеральных и т. п.) от угроз, создаваемых деятельностью человека, глобальными изменениями климата. Во-вторых, это положение, при котором путём выполнения правовых норм, экономических, природозащитных и инженерно-технических требований достигается предотвращение или ограничение опасных для жизни и здоровья людей, разрушительных для хозяйствующих субъектов и окружающей среды последствий экологических катастроф, вызываемых повседневным загрязнением окружающей среды в результате хозяйственной деятельности человека, от стихийных бедствий и техногенных катастроф.

Опасность – это геокультурный феномен, представляющий в превращённой форме правила запрета через объективно существующую и осознанную возможность причинить деятельностью какого-либо субъектанеприемлемый ущерб, деформацию, травму цели, идеала, ценностей, интересов человека, семьи, общества, государства, цивилизации.

Вызов -это геокультурный феномен, обозначающий в превращённой форме: становление противоречия между наличным потенциалом культуры, идентификации человека и нации, сохранения образа жизни и необходимостью реальных социальных перемен, существенных изменений, что проявляется оформлением реальной неопределённости, нестабильности и тревожности.

Риск – это геокультурный феномен, представляющий в превращённой форме правила запрета в динамике перемен от ситуации неопределённости в направлении желательных измененийс учётом фактора времени и реального масштаба.

Уместно ли в мае 2011 года исследовать и обсуждать
важную проблему: смысл ответственности, долга и обязанностей
каждого гражданина перед Родиной, перед Россией в выработке позиции
и поступка в ситуации: «если завтра война, если завтра
глобальная или техногенная катастрофа»?

Формирование и функционирование Повестки Дня 2011–2012 предполагает чёткую востребованность и необходимость всей полноты условий обеспечения надёжной безопасности людей, народов и стран, для которых и «строится» Повестка Дня.

Иначе говоря, во-первых, без надёжных и понятных Правил Игры в вопросах мира и безопасности Повестка Дня, любая, теряет свою актуальность, востребованность и смысл. Во-вторых, необходимо точное знание и понимание содержания, динамика и смысл контекста обеспечения безопасности, сохранения и укрепления мира. Здесь речь идёт о конкретной модели миропорядка.

Основы российского видения мечты о новой архитектуре европейской и глобальной безопасности, о новом миропорядке (в том числе, о финансовом мироустройстве) обосновал в своей программной речи Президент России Дмитрий Медведев 8 октября 2008 года на конференции по международной политике в Эвиане (Франция).

Содержание и структуру конструктивных предложений Д. Медведева я предлагаю в изложении журналиста «Российской газеты» Владимира Кузьмина[10].

«Современной Евроатлантике нужна позитивная повестка дня, – заключил Медведев. – События на Кавказе подтвердили абсолютную правильность идеи нового Договорао европейской безопасности. Эта система должна быть равной для всех государств без изоляции кого-либо и без зон с разным уровнем безопасности. Она должна будет объединить всю Евроатлантику на основе единых правил игры и на долгие годы в юридически обязывающей форме обеспечить общие гарантии безопасности.

Со своей стороны российское руководство вчера внесло пять основополагающих положений нового договора. Прежде всего, в нем должны быть закреплены базовые принципы безопасности на основе добрососедства, уважения суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств.

Во-вторых, следует ясно подтвердить недопустимость применения силы или угрозы ее применения в международных отношениях, – подчеркнул Дмитрий Медведев. – Конфликты же должны урегулироваться исключительно в мирном ключе путем поиска "переговорных развязок".

– Третье – это гарантии обеспечения равной безопасности, – продолжил российский лидер. – Здесь нужно следовать трем "не", а именно, не обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других, не допускать действий, которые ослабляют единство общего пространства безопасности и, в-третьих, не позволять, чтобы развитие военных союзов осуществлялось в ущерб безопасности других участников договора.

Четвертым пунктом Москва пытается прервать своеобразную гегемонию США на роль мирового гаранта стабильности. "Важно подтвердить, что ни одно государство или международная организация не могут иметь эксклюзивных прав на поддержание мира и стабильности в регионе", – заявил Медведев. Правда, тут же оговорился, что и России это касается в полной мере.

И последний, пятый пункт, предполагает установление базовых параметров контроля над вооружением и разумной достаточности в военном строительстве.

"Подчеркну – мы не предлагаем ничего разрушать из того, что имеется, – обратил внимание Запада российский лидер. – Речь идет о более гармоничной деятельности на основе единых правил".

Россия не собирается при этом навязывать Европе и миру свои правила безопасности. Наоборот, Москва активно выступает за работу над договором экспертного сообщества и, конечно же, внесения идей европейскими партнерами. Но в любом случае "ремонт" европейской архитектуры безопасности необходимо ускорять, – считает Дмитрий Медведев. – Альтернативой является только ее дальнейшая деградация и обострение кризиса в сфере безопасности и контроля над вооружением.

В связи с этим Россия предлагает всем заинтересованным странам и сторонам сесть за стол переговоров на специально созванном форуме. "Рассчитываю, что мы будем услышаны и поддержаны в этой инициативе", – завершил свою речь Дмитрий Медведев»[11]. (Выделено мною. – В.К.)

Итоги военных действий8–12 августа 2008 года в Южной Осетии обозначили для народов России, для народов всех стран мира важные глобальные уроки.

Первый урок для граждан России и народов других стран стал весьма обязывающим: впервые в эти пять августовских дней для структур безопасности чётко и жёстко обозначился новый субъект национальных и региональных, глобальной безопасности – народ, народы всех стран.

Начало процесса кардинальной трансформации субъекта глобальной безопасности я соотношу с событиями весны 1999 года, когда по приказу Хавьера Соланы, Генерального секретаря НАТО, суперсовременные самолёты США, Италии и других стран евро-атлантической цивилизации стали ракетами, бомбами, пушками и пулемётами уничтожать детей, мужчин и женщин, старых беззащитных людей в Югославии.

У руководителей стран НАТО, США, ЕС на тот период существовала твёрдая уверенность, что именно они, их государства («концерт государств») управляют миром и безопасностью.

Однако нормальным, честным и ответственным людям и народам такой «концерт» не понравился.

Интенсивно процесс становления нового субъекта для глобальной сферы безопасности стал «созревать» когда армии США, стран НАТО, ЕС и других стран начали многолетний военный «концерт» на уничтожение народов Ирака весной 2003 года.

Тогда впервые для мировой истории выяснилось, что Большая Играс народами мира, с народами России, которую затеяли руководители стран-агрессоров основана на глобальной лжи, на бесчестной игре. Её особенность: респектабельные руководители стран открыто и публично лгали перед мировыми СМИ. И в эти мгновения, минуты, часы их показаний (фактически под присягой) гибли десятки безвинных людей.

В страшные дни августа 2008 года (8–12 и последующие дни) многие руководители стран: США, НАТО, ЕС и других стран осуществили ещё более циничную ложь. Они представили Россию агрессором для народов Южной Осетии, а руководителей Грузии выставили жертвами, гуманными людьми, настоящими демократами, честными и добропорядочными.

Тем самым руководители США, НАТО, ЕС «обнажили» свою Большую Игру, лживую и убивающую людей.

А субъектом глобальной безопасности стали нормальные, честные и ответственные люди, миролюбивые народы. Теперь есть «концерт народов мира».

С 8 августа 2008 года народы России, народы других стран начали свою Глобальную Игру за Мир и Безопасность для каждого человека, для каждого народа.

Полагаю, что именно предчувствие становления нового Субъекта всемирной истории обусловило ту трагическую мотивацию у многих руководителей США, Англии, других стран для совершения страшных преступлений против человечества: войну против народов Югославии (1999 г.), какое-то участие в подготовке и осуществлении гибели людей 11 сентября 2001 года (Нью-Йорк), войну против народов Ирака (с 2003 года), войну Грузии против народов Южной Осетии (8 августа 2008 года).

Второй урок обусловлен смыслом гуманитарного прорыва народов России из состояния «объекта безопасности» в состояние «субъекта безопасности». Совпадение по временному показателю такого перехода с полным развёртыванием глобальной структурной гуманитарной революции обострило и ускорило процесс формирования настоящей национальной элиты России. На поверхности событий представлены сложные реальности мирового экологического, финансового, экономического, институционального, нравственного и политического кризиса. Но, по существу, уже началась жёсткая и повсеместная схватка финансовых, региональных и административных кланов России и других стран с народами России за обладание ресурсами России.

Поэтому так востребованы талантливые, порядочные, честные специалисты, управленцы для формирования российской элиты, для содействия народам России в сохранении страны, в обеспечении её возрождения.

Третий урок. Оформленность новой игры – Глобальной Игры за Мир и Безопасность для каждого человека – с её главным субъектом – Народами Мира – требует быстрого привлечения большого количества талантливых, профессиональных и порядочных, честных специалистов. В новой Глобальной Игре силы, «мягкой» силы мало: необходимы интеллект, ум, мудрость, хорошая хитрость, хорошее чувство юмора и благодная самоирония.

Важнейшее фундаментальноеоснование глобальной безопасности в XXI веке – субъект глобальной безопасности. Фактически в социологической геокультурной парадигме, в которой Мир представлен как Культура–Сеть, как Глобальная Игра, как Глобальный Компромисс проблема безопасности может быть определена как обеспечение народами мира достойной жизни человека по справедливости, по правде. Речь идёт о культуре безопасности, о культуре честной игры.

Но важнейший Субъект общей глобальной безопасности – народы различных стран. Главным итогом глобального анализа гуманитарных взаимодействий народами России и многих стран мира, по моему мнению, стало оформляющееся понимание смысла личной, общественной, национальной, региональной и международной безопасности как безопасности человека, как безопасности для всех, для каждого человека.

Первым итогом такого осмысления сути всех перемен в мире стало конструктивное творчество в сфере строительства новой архитектуры безопасности Российской Федерации; Европы, Азии, Евразии, США; глобальной безопасности XXI века.

Вторым итогомтворчества народов может быть определено формирование научной проблемы, посвящённой осуществлению принципиальной возможности создания глобальной безопасности через Глобальную Игру, Глобальный компромисс; через Теорию и Методологию культуры развития.

Ключевым событием 2005–2011 годов как в российской общественной науке, так и в обществоведениимногих других стран стало острое понимание исчерпанности методологических и теоретических подходов в функционировании и трансформации, актуализации концепций обеспечения безопасности человека; европейской, азиатской безопасности; глобальной безопасности как таковой.

Именно новые исследования доминирующих тенденций в мировой социологии, в глобальном многообразии общественных наук, в разнообразии практик, осуществлённые как в мировой социологии, так и в российской (некоторые работы я назвал на предыдущих страницах), позволяют обратить внимание на важную особенность мировой науки, глобального научного дискурса: методологический «пессимизм, характерный для конца прошлого века, постепенно уходит в прошлое, уступая место методологическому оптимизму»[12].

Именно такую методологическую оценку фундаментальным процедурам, новым методологическим подходам в мировой социологии предложил Президент Международного института социологии Елизар Бен-Рафаэль в своём выступлении в июле 2005 года на 37-м Мировом Конгрессе этого объединения социологов: здесь «методологический оптимизм»[13].

Свой вклад в строительство, поддержание и развитие созидательного потенциала «методологии оптимизма» я рассматриваю через авторскую разработку оснований геокультурной методологии.

Главные смыслы именно такой конструктивной инновационной методологии я предложил для дискуссии участникам Социологического симпозиума Российского общества социологов (Москва, май 2006)[14] накануне XVI мирового социологического конгресса (Дурбан, ЮАР, июль 2006), на который было представлено моё сообщение[15] в духе «методологии оптимизма».

Итоги моих исследований, особенно изучения конкретного опыта динамики и осуществления результатов состоявшихся компромиссов, позволяют в самом предварительном порядке, соотнести положительный потенциал «методологического оптимизма» в сфере компромиссного с функционированием дуальной позиции «справедливость – компромиссность», которая является важнейшей сущностной характеристикой геокультуры. В таком контексте она является и методологией, и мировоззрением, и новым гуманизмом.

Но самое главное, по моему мнению, в таком «соотнесении» состоит в том, что обозначенная «позиция» формирует новые глобальные правила игры для формирования, осуществления и корректировки Повестки Дня всему мировому сообществу. Отмеченная позиция органично включает и содействует осуществлению «фактически» самых популярных европейских ценностей: «Благожелательность», «Универсализм».

По сути, это первый постулат новых Правил Игры для мирового сообщества в XXI веке, это новая Повестка Дня для Мира XXI века, которые были разработаны и предложены Россией всем народам и государствам весной и летом 2006 года, когда фактически Россия оформилась и состоялась как глобальный интеллектуальный лидер.

Повторю: первым постулатом новых Правил Игры в XXI веке для всего мирового сообщества может быть названо содействие в достижении благожелательности и универсализма для всех с сохранением всего корпуса национального образа жизни; своей оригинальной культуры; традиций, обычаев и доминирующих ценностей.

Вторым постулатом может быть названа культура компромисса как солидарная культура компромисса, как стратегическая партнёрская культура компромисса.

Третьим постулатом может быть названа культура безопасности через культуру предотвращения для каждого человека, каждой семьи, каждого народа, каждого государства, всей цивилизации через достижение Целей развития тысячелетия, согласованных на Саммите 2000.

Поучительно, по-моему, рассмотреть в геокультурной модели современного мира Глобальную Игру, прежде всего, как идеологический феномен со своими правилами, нормами (формальными и неформальными), как институциональную среду. Именно в таком контексте становится понятна та идеология политики партнёрства, которую предлагает в 2008–2011 годах Европейский Союз для России.

«Не случайно, что идеологическую основу данной политики, – отметил российский политолог Тимофей Бордачёв, – составил лозунг "Объединение всего, кроме институтов", выдвинутый Романо Проди в его бытность председателем Европейской комиссии. Суть доктрины соседства – экономическое, политическое и правовое сближение стран-соседей с Европейским союзом, взаимное открытие рынков и восприятие ими юридических норм ЕС, за исключением, однако, участия в общих институтах единой Европы (Еврокомиссия, Совет ЕС, Суд юстиции, Европарламент и рабочие органы), дающего возможность влиять на процесс выработки и содержание этих норм»[16](Выделено мною. – В.К.).

Глобальный Компромисс это, прежде всего, особый сектор в Глобальной Игре, в котором итоги игры принципиально не могут быть равны 0 (нулю): обязательно выигрывают все участники игры. Именно здесь теоретически, методологически, институционально и процессуально объективно заложены фундаментальные основания для идеологических компромиссов, для достойного и уважительного партнёрства.

Мир как Культура–Сеть по своему существу ориентирован на воплощение идеологических отношений, на соединение как глобальных и локальных компромиссов, так и многих видов игры, но с достойными правилами и нормами. Речь идёт о культуре игры, о культуре компромисса.

Ещё раз рассмотрим особенности человека «играющего».

Во-первых, на примере работ Ю.Б. Гермейера и Н.Н. Моисеева можно зафиксировать обусловленность эволюции сознания, мировоззрения, социализации человека природой компромиссов, которые были впервые смоделированы в математических теориях: принятия решений, теории игр и т. д.

Во-вторых, сложиласьцелая наука о «человеке играющем», которая позволяет на основе «игрового габитуса ... даже в условиях дискретной, нелинейной социальной реальности добиваться вполне прагматических жизненных целей»[17].

В-третьих, человек «играющий» обретает в XXI веке новые методологические, теоретические, эвристические и технологические возможности для влияния на сложнейшие и неразрешимые ранее антагонистические противоречия. Своеобразными «троянскими конями» для проникновения в пространство «бескомпромиссного» могут стать: опережающий (предотвращающий) компромисс; кентавризм (по Тощенко); фактор среды – глобальная структурная гуманитарная революция XXI века; конвергенция; конформизм как конформность (по Мертону); социология слабых и очень слабых взаимодействий; формирование соответствующих Правил Игры с последующей их корректировкой.

По существу, здесь наступает время и пространство значительных и востребованных гуманитарных стратегических инноваций.

Понимание источников динамики компромиссности, саморазвития компромиссного формируется, как правило, в ходе изучения содержания и структуры критики критики компромисса.

Целесообразно рассмотреть этот важный аспект создания фундаментальной теории реального созидающегокомпромисса через осмысление конкретного опыта деятельности по социологическому предотвращению возможной ядерной катастрофы в XXI веке, через интериоризацию (присвоение) этого опыта; через рефлексию, сомнения и ответственность человека за свою жизнь, за жизнь Другого.

Содержание и структура первого опыта, создаваемого социологами, другими обществоведами в XXI веке, могут быть рассмотрены, в самом предварительном порядке, как последовательность методологических, теоретических и технологических Шагов по большой дороге к Миру и Безопасности; к новому институту «не-Западного гуманизма XXI века».

Первый Шаг, по моему мнению, уже сделан в виде фундаментальной методологии создания новых способов формирования глобального мироустройства ХХIвека (Проект России), новой Московско-Шанхайской модели миропорядка и участия миллионов честных, талантливых, профессиональных и цепких сторонников «культуры жизни» в определении и корректировании глобальных Правил Игры при составлении и осуществлении глобальной Повестки Дня мировому сообществу на XXI век.

Это состоявшийся Факт, это реальность глобального научного социологического дискурса.

Методология первого Шага уже стала предметом мощной и серьёзной научной критики во многих странах мира.

Определённым итогом такой критики в 2005–2008 годах стала значительная содержательная трансформация теории и практики Западной модели мироустройства и миропорядка (Проекта Буша), которая приобретает черты новой евро-атлантической модели мироустройства с ориентацией на блокирование России, деформацию взаимосвязей и сотрудничества России, Индии, Китая, Бразилии, Казахстана[18].

Критика критики методологии предотвращения опасности ядерной войны в XXI веке прозвучала и была оформлена в виде научных текстов, обсуждённых и принятых на Международной конференции по предотвращению ядерной катастрофы (Люксембург, 24–25 мая 2007 года).

Критика критики методологии мироустройства и миропорядка на основе «культуры жизни» стала предметом конструктивных и созидательных дискуссий в ходе XI Петербургского экономического форума (лето 2007 года). Созидающим первым итогом критики критики стала коллективная научная деятельность мирового сообщества учёных и специалистов (разных взглядов, разных научных школ) по «достройке» новой («не-Западной») модели мироустройства («Проекта России»). Вторым итогом стала оформленность и презентация глобального «Петербургского компромисса XXI», основанного на методологии достижения справедливости для всех людей и народов.

И здесь же состоялись торжественные проводы «Вашингтонского консенсуса ХХ», ориентированного в своей методологии и концептуальности на обеспечение благополучия и безопасности только финансистов, банкиров; только «давосской цивилизации», только «золотого миллиарда».

Второй Шаг тоже, по-моему, осуществлён: мировому сообществу предложены Новые Правила Игры в новой Повестке Дня на XXI век.

Теоретическим основанием новых правил игры стала концептуализация уже оформившегося опыта деятельности по предотвращению ядерной угрозы через теорию и практику опережающего, предотвращающего компромисса.

Критика концептуальности Второго Шага развернулась практически мгновенно и осуществляется как в процессе мирового научного дискурса[19], так и внутри страны.

Критика критики осмысления уже накопленного опыта по предотвращению ядерной опасности способствовала формированию нового созидательного компромисса на основе изучения реального конструктивного взаимодействия дуальной позиции (справедливости – компромиссности) и дуальной оппозиции (бескомпромиссности – компромиссности).

Оригинально и убедительно, по-моему, парадоксальность такого опыта – проникновение в сферу бескомпромиссности, в сферу антагонистических противоречий – обозначил Евгений Велихов, секретарь Общественной палаты Российской Федерации, один из крупнейших в мире экспертов по ядерной безопасности. Он отметил необходимость «переосмыслить подход к человеку. Например, – поясняет Е. Велихов, – при обсуждении демографической проблемы главенствует тема трудовых ресурсов – россиянин рассматривается как средство решения государственных задач. «Это неправильно, – говорит Евгений Велихов. – На самом деле гражданин не средство, а цель. Перевернуть эту парадигму очень важно»[20].

Критика критики важности и необходимости обобщения конструктивного опыта предотвращения ядерной войны в XXI веке; блокирования и смягчения антагонизмов, а то и «перевёртывания парадигм» сложили новую интеллектуальную ситуацию в России, во многих других странах мира.

Важнейшей сущностной характеристикой мироустройства XXI века (Проекта России) стал Человек жизнелюбивый, компромиссный, самокритичный, играющий, рефлексирующий, сомневающийся, ответственный[21].

Это влияние созидающего компромисса XXI века. Это влияние опыта предотвращения ядерной войны в XX веке.

Раз есть субъект создающейся и формирующейся евразийской безопасности XXI века, значит есть какой-то субъект (субъекты), содействовавший разрушению международной безопасности.

В 1999–2011 годах действительно были практически полностью разрушены и содержание, и структура международной безопасности. В эти годы важные субъекты глобальной безопасности «вышли» из своих обязательств по её поддержанию.

США «самоуполномочили» себя, как и страны НАТО на военную агрессию против Югославии (1999), Ирака (2003) и признали независимость Косово (2008), расчленив тем самым Сербию.

Почему они это сделали? Пока это проблема для изучения, а практики «новой реальности» тоже налицо. Хотя президент США Дж. Буш в своём послании руководителям Косово по поводу признания независимости страны, приводит только идеологические обоснования и утверждает, что История оправдает факт разрушения института международной безопасности.

Это тревожный прецедент: возможно организаторы террористических акций в России, Испании, Индии, Пакистане, Франции, США, Англии тоже уверены, что История докажет их правоту.

Такая вот странная компания Субъектов разрушения жизни людей, их надежд, их прав и свобод.

Состояние и динамика перемен (негативных и позитивных) весьма эффективно влияет как на сильные, так и на средние, слабые взаимодействия в сфере евразийской безопасности. Прежде всего, сам феномен «Азия – Россия – Европа» (или «АЗРЕ»). Поэтому начало строительства новой гуманитарной архитектуры глобальной безопасности (2007 год – Бишкек) уже плодотворно влияет на все звенья в «сфере евразийской безопасности».

Суть влияния Правил Игры (слабых взаимодействий) на все аспекты становления и функционирования «сферы евразийской безопасности», на достижение достаточной результативности определяется соединением правил, норм, уставов и договоров официально подписанных с наличием процедуры выполнения, контроля и санкций. Смысл их осуществления, темпы, полнота, оценка результата определяется совокупным воздействием требований воспринятой научной парадигмы, моделью миропорядка и мироустройства.

Правила Игры соединяют все публичные процедуры обеспечения безопасности, полупубличные влияния парадигмы миропорядка и мироустройства (в контексте определённой идеологии и политической философии), совершенно непубличными процедурами, неписаными правилами и деликатными влияниями.

Такая роль Правил Игры осуществляется многие столетия более удачно, или не совсем удачно.

Но ограниченное количество субъектов безопасности такой способ функционирования Правил Игры для Мировой Повестки Дня устраивал.

В XXI веке сотни миллионов людей стали субъектами своей безопасности. Они стремятся стать субъектами национальной, региональной и глобальной безопасности.

Почему? Ответ ясен: это ограниченное количество субъектов безопасности начало активно и наглядно, с устрашением людей и народов, готовить мировую ядерную войну XXI века.

А миллионы людей в России, во многих других странах с такой «новой реальностью», для которой мировой истеблишмент вырабатывал в Давосе в конце января 2011 года «общие нормы» не согласны.

Социологический анализ состояния и динамики отдельных важных гуманитарных событий в Европе, России, Азии по линии: жизнь – мир – война только за 1999–2011 годы позволяет, по моему мнению, приблизиться к пониманию смыслов этапов в практике, теории и методологии становления «новой реальности».

1. Сначала ещё раз о субъектах, творцах концепции «новой реальности», её тревожных практик. Хавьер Солана – талантливый организатор и руководитель европейских практик в духе «новой реальности», один из самых образованных и обаятельных политиков ХХ и XXI веков. За заслуги в расчленении Югославии (1999 год), в осуществлении дистанционного и аккуратного убийства сотен граждан суверенной страны в ходе агрессивного военного нападения вооружённых сил НАТО под его руководством, ему первому была предложена должность Высокого представителя ЕС по общей внешней и оборонной политике. Много хороших качеств и у представителей руководства всех тех стран, пилоты которых на новейших самолётах обрушили ракеты и бомбы на мирных граждан.

Что здесь совершенно новое и тревожное, заставляющее социолога исследовать последствия и обосновывать вероятность продолжения негуманных практик?

Во-первых, политики, учёные, государственные деятели США,стран Европейского Союза, НАТО в период агрессивного военного нападения на Югославию в апреле 1999 года без санкции Совета Безопасности ООН «самоуполномочили» себя на должность следователей, судей и палачей в отношении к независимой, суверенной стране, к жизни и судьбе многих тысяч людей.

Во-вторых, реальные практики «самоуполномочивания» дополнились в 1999–2011 годах формированием как «идеологией самоуполномочивания» через конструкты «новой реальности», так и «политической философией новой реальности» в процессе легитимизации мировоззренческих оснований «новой реальности».

Сегодня институционально-сетевой анализ позволяет «сложить» такую гуманитарную (западную) парадигму на основе практик США, НАТО и ЕСв Евразии (Азрее).

Первый шаг. Осуществление идеологии устрашения через все СМИ в канун и во время массированного военного нападения на народ конкретной страны (весна 1999 года – Югославия, весна 2003 года – Ирак, 6–8 августа 2008 года – Южная Осетия).

Второй шаг. «Продавливание» в ООН резолюции, наделяющей вооружённые силы тех же агрессоров (США, НАТО, ЕС:они же следователи, судьи и палачи) мандатом ООН на присутствие в пространстве (где они убивали и уничтожали: людей, образ жизни, культуру) для наведения порядка, утверждения западных ценностей и демократии (военные, чиновники, учёные США, НАТО, ЕС и ряда других стран в Сербии, Ираке, Югославии с 1999 года по настоящее время).

Третий шаг. Страны расчленяются, на их территории без официальных документов создаются военные базы, под их прикрытием новые национальные руководящие структуры осуществляют «легитимный» суд и казнь бывших руководителей страны (Сербия:17 февраля 2008 года состоялось нелегитимное расчленение страны через провозглашение независимости Косово. По состоянию на ноябрь 2008 года Косово признали более 50 стран мира).

Четвёртый шаг. Формируется новая негуманитарная парадигма на основе мировоззрения и политической философии «новой реальности», ориентированной на «понимание» всеми народами и всеми странами мира, Советом Безопасности ООН правомерности «самоуполномочивания» США, НАТО и ЕС;их право осуществлять новую модель мирового порядка (евро-атлантическую) и новую концепцию мироустройства XXI века (евро-атлантическую).

Именно новая негуманитарная парадигма призвана убедить или заставить понять и принять оправданность и необходимость первых трёх шагов – идеологическое обоснование и философскую поддержку «новой реальности» в XXI веке.

Пятый шаг. Самоуполномочивание в координатах новой реальности на основе «идеологии самоуполномочивания» и «политической философии новой реальности» – подготовительный, пробный этап к Евразийской (Азрейской) Большой Игре по осуществлению Первого – Четвёртого шагов применительно к Ираку и к России. Схема, возможна та же: стремительная война (военные контингенты США, НАТО, Европейского Союза), получение мандата ООН,расчленение России по методологии обеспечения независимости Косово.

Честность и ответственность каждого гражданина
при формулировании вопроса и ответа: «Если завтра война?»

После состоявшихся 1 апреля 2009 года переговоров президентов России и США миллиарды людей во многих странах мира вздохнули спокойней: 1 сентября 1939 года, 22 июня 1941 не повторятся.

Однако задуматься особенно при составлении Глобальной Повестки Дня на 2010 год, на последующие месяцы есть над чем.

10 апреля газета «Время новостей» сообщила, что в ходе интервью нескольким средствам массовой информации глава МИД России Сергей Лавров посчитал необходимым заявить «что не видит оснований для того, чтобы нынешний кризис привёл к войне»[22].

15 апреля 2009 года газета «Коммерсантъ» на первой полосе опубликовала начало тревожной статьи «Россию разбили на двенадцать мишеней. Эксперты подсказали Бараку Обаме, куда нацелить ядерные ракеты». Речь идёт о докладе Федерации американских учёных, ориентированном на разработку новой ядерной доктрины США. Статья раскрывает детали о действующем в настоящее время нацеливании американских ракет с ядерными боеголовками на 150–194 крупных городов России; о ракетах, нацеленных на тысячи промышленных предприятий Российской Федерации[23].

А ядерные ракеты Англии, Франции? На какие объекты в России они нацелены?

Таким образом, надо честно и ответственно сформулировать вопрос: «А если завтра ядерная война?».

Каждый второй россиянин заявляет сегодня о существовании военной угрозы для РФ извне, при этом 62% считают, что у России есть основания опасаться стран Запада, входящих в НАТО.

По данным Левада-центра, который провёл в конце марта 2009 года всероссийский опрос в 46 регионах РФ, более трети россиян (36%) высказались за неприсоединение РФ к каким-либо военным блокам, 23% призывают к сотрудничеству с НАТО в интересах общей безопасности, а каждый четвёртый (25%) – к созданию оборонительных союзов в противовес альянсу[24].

Я полагаю, что именно в таком контексте можно и нужно воспринимать реальное «обнажение противоречий», осуществлённое Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным в его речи 9 мая 2007 года на Красной площади Москвы в связи с 62-й годовщиной Победы над фашизмом. «В этот день мы неизменно задумываемся о судьбах мира, о его стабильности и безопасности, – обратился Президент Российской Федерации В.В. Путин к участникам военного парада и его гостям, к народам России, к народам всех стран и континентов. – И уроки той страшной войны с каждым годом приобретают все больший смысл и значение. День Победы роднит и объединяет не только граждан России, но и наших ближайших соседей в странах Содружества. Все мы глубоко благодарны поколению людей, на долю которых выпал тяжкий жребий войны. Они передали нам свои традиции братства и солидарности, поистине выстраданный опыт единения и взаимопомощи. И мы будем свято хранить память об этом, свято хранить это историческое достояние.

А те, кто пытается сегодня принизить этот бесценный опыт, кто оскверняет памятники героям войны, – оскорбляет собственный народ, сеет рознь и новое недоверие между государствами и людьми.

Мы не вправе забывать – причины всякой войны нужно, прежде всего, искать в ошибках и просчетах мирного времени. А их корни – в идеологии конфронтации и экстремизма. Тем более что и в наши дни таких угроз не становится меньше. Они лишь трансформируются, меняют свое обличие. И в этих новых угрозах, как и во времена Третьего рейха, – все то же презрение к человеческой жизни, те же претензии на мировую исключительность и диктат.

Убежден, только общая ответственность и равноправное партнерство способны противостоять этим вызовам, способны дать согласованный отпор любым попыткам развязать очередной вооруженный конфликт, подорвать безопасность в мире»[25].(Выделено мною. – В.К.)

На поверхности многих тревожных событий 1999–2011 годов субъектами, фактически готовящими ядерную войну XXI века, выступают США и блок НАТО.

В послании конгрессу США 2006 года президент США Дж. Буш официально в первых нескольких словах чётко констатировал: «США находятся в состоянии войны со всем миром».

Хронология:

  • весна 1999 – армия США и армии стран НАТО бомбят Югославию и убивают детей, женщин, стариков;
  • весна 2003 – армия США и армии многих стран НАТО бомбят и уничтожают народы Ирака: по данным общественных организаций к лету 2007 года в Ираке убиты десятки тысяч детей, женщин, стариков;
  • 2006–2007. Армия США и НАТО готовятся разместить своё ядерное оружие (мотив – противоракетная оборона) на территории Польши и Чехии;
  • 2007. Армейские контингенты армии США размещаются на территории Румынии, Болгарии, Грузии, Киргизии, Афганистана и т. д.

Есть мотивы для развязывания ядерной войны:

  • народы России, её руководители неправильно понимают ценности, которым привержены США; они неправильно относятся к демократии и правам человека (таких обвинений, поводов и мотивов оказалось, в основном, достаточно, чтобы с 2003 года по настоящее время американские солдаты и их союзники из многих стран каждый день убивали детей, стариков и женщин);
  • народы России на своей законной исторической территории владеют огромными запасами земли, воды, газа, нефти и т. д.: это несправедливо, по мнению ряда влиятельных политиков, бизнесменов, военных, общественных деятелей США;
  • народы России, её общество якобы погрязли в преступности, коррупции, воровстве; они не обеспечили, якобы, достойного управления страной, её безопасностью, экономикой, экологией. Поэтому, как несостоявшаяся страна она должна управляться извне, из других стран, из определённых международных организаций;
  • народы России, её политики, учёные, предприниматели предъявили свои концепции миропорядка XXI века, свои научные парадигмы; свою достойную культуру, интеллект, новый гуманизм: это плохой пример для многих других стран и народов. Поэтому нельзя, по мнению отдельных высокопоставленных деятелей США, позволять реально и ускоренно развиваться России;
  • появились новые, благоприятные, якобы, для США и его ближайших союзников, научные и экспертные разработки, что в ситуации стремительно развязанной глобальной ядерной войны XXI века, США победят, Россия будет уничтожена: никакой «ядерной зимы» и «ядерной ночи» (по сценариям К. Сагана и Н. Моисеева – 1983 год) не будет.

Эти обоснования в 2005–2011 годах получили широкое распространение как в США, так и во многих странах мира (в том числе и в России). Они (публикации) получили солидную прессу (научные журналы с ранее безупречной репутацией) и многочисленные комментарии. Отдельно о комментариях: в российских газетах и журналах маститые политологи, эксперты солидно и спокойно прокомментировали эту линию подготовки возможной ядерной войны: молодые авторы, что с них возьмёшь и т. д.;

  • самостоятельной линией подготовки собственно ядерной войны во многих структурах США стало развёртывание беспрецедентной идеологической войны против России: её истории; её целей, идеалов и ценностей; её культуры. Здесь внятным «проводником» стали отдельные политологи, социологи, философы и другие представители общественных наук (граждане России), которые, возможно, на основании своих убеждений, готовят мирный захват России в интересах США и Запада за счёт блокирования процессов: создания объединяющей государственнической патриотической идеологии (или грамотной деформации этого процесса); формирования общенационального созидательного Проекта; сохранения и развития лучших традиций российского образования и культурного просвещения людей; патриотического воспитания молодёжи.

Доверие и ответственность каждого человека и нас всех вместе
за Россию, за народ, за Правительство и Президента

В этом разделе статьи мне необходимо чётко обозначить свою позицию по существу обсуждаемых вопросов: ведь это ключевой Смысл Великой Победы – ответственность за судьбу Отечества, которую полностью нельзя доверять никому.

Моя позиция: как гражданин России, как человек, как учёный я полностью доверяю Правительству России и премьер-министру В.В. Путину. Я полностью доверяю Президенту России Д.А. Медведеву. Я считаю полностью легитимными и Государственную Думу Российской Федерации, и В.В. Путина как премьер-министра правительства РФ, и Президента России Д.А. Медведева.

Вместе с тем, у меня оформлены и предъявлены научному сообществу серьёзные критические замечания и в адрес Правительства России, и в адрес Президента России. Мои замечания и конструктивные предложения вошли в Моденскую декларацию, сформулированы в ряде выступлений на научных конференциях в МГУ им. М.В. Ломоносова, в других российских научных аудиториях, на ряде международных научных конференций на Кипре, в Киеве (Украина), в Италии. Они развёрнуты и обоснованы в трёхтомнике «Гуманитарные взаимодействия»[26]. Это всё в 2008–2010 годах.

Однако основное внимание в этом разделе я уделяю обстоятельной, аргументированной и жёсткой критике руководства страны со стороны значительного круга учёных, журналистов, специалистов за серьёзные недостатки в экономике[27], в организации гражданского общества[28], в упущениях по поддержанию обороноспособности страны[29].

Конструктивную и оригинальную программу антикризисных предложений по поддержке бизнеса предложили руководству страны С. Алексашенко, Е. Гонтмахер, В. Иноземцев, А. Лебедев, А. Попов, В. Рыжков, А. Черепанов, Я. Яковлева[30].

Уместно и необходимо отметить, что в 2004–2011 годах оригинальные фундаментальные и конструктивные разработки проблемы доверия осуществлены заместителем главного Редактора журнала «Безопасность Евразии», доктором политических наук Д.М. Данкиным[31].

Полагаю, что здесь уместно привести размышления известного политолога Николая Васильевича Злобина, директора российских и азиатских программ Института мировой безопасности (США, Вашингтон), по поводу доверия и ответственности в России и США за судьбы мира в 2009 году, в последующие годы. «Складывающийся миропорядок противоречив, – пишет он в своей книге "Второй новый миропорядок". – США и России будет непросто защищать в нем свои интересы, тем более что они по-разному оценивают опасность иранской ядерной программы и ядерного терроризма, у них нет согласия по политике в Евразии, энергетической безопасности, роли НАТО и т. д. Имеются разногласия и по вопросам демократии и прав человека, свободы слова и развития гражданского общества в России. Все это требует честного, пусть и болезненного, обсуждения, а оно невозможно без восстановления доверия между странами, их элитами и обществами. Как этого добиться – главный вопрос. Сегодня создалось своеобразное "окно возможностей" для быстрого качественного прорыва в отношениях. Оно может неожиданно закрыться, а повторится такой шанс еще не скоро»[32].

Справедливость и ответственность власти, правительства, Президента
за нас всех, за Россию, за глобальный мир и безопасность

Первые месяцы 2011 года обозначили, по-моему, значительное продвижение к социальной и гуманитарной справедливости в России через доверие и честность, через правду.

Моя позиция: очень важно увидеть, понять, разобраться самому в деталях, в сути, смысле позитивных изменений участия властных структур всех уровней, правительства, Президента России в осуществлении справедливости и ответственности за каждого из нас, за народ, за Россию, за глобальный мир и безопасность.

Я могу подтвердить наличие устойчивой положительной тенденции значительного улучшения и эффективности участия власти в жизни общества. Это и первый отчёт Правительства РФ в Государственной Думе (2009 год), это и телевизионные передачи, и многое другое.

Подтверждением этой тенденции может служить статья о Владимире Путине «Русская миссия: справедливость», подготовленная Андреем Исаевым[33].

Любопытно, что статья на основе беседы Ильи Медового с руководителем фракции «Справедливая Россия» Николаем Левичевым называется «Сила нашей партии в доверии»[34].

20 февраля 2009 года впервые был отмечен Всемирный день социальной справедливости. Именно в этот день Сергей Миронов, Николай Левичев, Оксана Дмитриева разработали и представили «Хартию социальной солидарности».

В документе впервые был детализирован гуманитарный регламент по обеспечению обязательств всех структур власти, профсоюзов, неправительственных организации, бизнеса и политических партий перед народом и государством в условиях экономического кризиса[35].

Интересные и доказательные факты об отношении граждан России к современным социальным, административным реформам; об ответственности власти, Президента России и её правительства за состоявшиеся перемены были представлены на «круглом столе» по материалам исследования «Мнения о настоящем положении России, представления о её историческом прошлом и будущем в массовом сознании россиян». (Российская выборка: опрошено 2002 человека от 18 до 29 лет в 24 субъектах Российской Федерации)[36].

Отмечу важный аспект из выступления директора Социологического центра, доктора философских наук, профессора В.Э. Бойкова.

По его мнению, итоги исследований обозначили тревожную тенденцию: «обесценен труд огромной массы людей»[37], «более 70% оценивают нынешние различия в уровне доходов и в социальном положении россиян как не обоснованные и не справедливые»[38].

Глобальную ядерную войну можно и нужно предотвратить –
здесь и сейчас это можем сделать только мы – народы – все вместе

В период юбилея 65-летия Великой Победы Советского Народа над фашизмом было много сделано для продвижения Смысла Великой Победы как конкретного, понятного и одобряемого гражданами движения России к достойной, благополучной и безопасной жизни для всех.

Первый шаг в этом направлении – формирование социологии Победы и предварительных подходов к рассмотрению миссии российской социологии в общем деле возрождения нашей страны[39].

Второй шаг – это изучение социологического смысла Победы для XXI в., которое можно назвать Общенациональной целью России в деле достижения безопасности и благополучия человека. Такая постановка вопроса о смысле жизни, о смысле побед и поражений обусловила новую научную проблему – новую интерпретацию Миссии Российской Социологии в XXI веке[40].

Мы достигли многих позитивных результатов к 65-летию Великой Победы Советского Народа над фашизмом. О них мечтали наши деды, прадеды, наши бабушки и прабабушки, завоевавшие эту Победу. Но многое в российской реальности мая 2011 года их бы огорчило, а за эти реальности сегодня отвечаем мы: все вместе и каждый по отдельности.

Суть реальности: в стране около двух миллионов беспризорных детей, которые эксплуатируются организованной преступностью и терроризмом. Такого не было в годы войны и в трудные первые послевоенные годы.

В России, через 66 лет после Победы в страшной, разрушительной войне сотни тысяч обиженных, брошенных обществом и униженных пожилых людей: инвалидов, пенсионеров, очень бедных ещё работающих людей. Для многих из них монетизация льгот, стремительный рост оплаты жилищно-коммунальных услуг, отсутствие постоянного уважения и заботы со стороны общества и государства трансформировалось в деформацию и утрату смысла жизни.

Почти семьдесят лет назад, в 1941 году, народы СССР были разными: имели разные культуры, традиции, поклонялись разным богам. Был страх перед властью. Многие семьи потеряли отцов, матерей, детей, которые стали жертвами репрессий. Но в трудные дни начала фашистской агрессии разные люди, разные народы идеологически объединились и духовно, и организационно, чтобы победить, чтобы после 1945 г. восстановить страну.

Сегодня против каждого гражданина, против каждой семьи в России идёт объявленная война на всей территории страны: агрессоры – многоликая коррупция, организованная преступность и международный терроризм.

Особенностью ситуации является состояние информационной, культурной, идеологической среды, создаваемой СМИ, в том числе и государственными. В ноябре 2004 г. учёные Петербургского университета осуществили анализ (просмотр) тех программ, которые были представлены в эфире главным городским телеканалом для всех телезрителей. Людмила Вербицкая, ректор университета, так прокомментировала итоги исследования. «Никого не шокирует, – констатировала она, – что за один день нам показывают 160 драк, 202 убийства, 10 половых актов, 66 распитий спиртных напитков, 32 негативные новости. 39 раз звучит неприличная брань, но она стала нормой жизни»[41].

Понятен поэтому ответ известной актрисы Чулпан Хаматовой на заданный ей «Российской газетой» вопрос о том, как она защищает своих двух дочек от окружающего нас буквально повсюду негатива, развращающего и душу, и вкус.

«Во-первых, я не даю им смотреть телевизор, – сказала Чулпан Хаматова. – Надеюсь, что до пяти лет они не узнают, что это такое. Также все, что связано с компьютерными играми, появится в доме еще очень и очень не скоро. Сначала я хочу, чтобы они полюбили читать, смотреть определенные мультфильмы (которые проходят мой жесткий контроль). Я и куклы стремлюсь покупать им с позитивным выражением лица. Также стараюсь их учить быть добрыми и щедрыми на улице, несмотря ни на что»[42].

Очень важно интерпретировать новую ситуацию внутри нашей страны, которая обусловлена реальными переменами в отношениях между людьми в российском обществе, между народом и властью.

Летом 2007 года редакция газеты «Комсомольская правда» (тираж 725 429 экземпляров) задала опытным и уважаемым как в России, так и во многих зарубежных странах экспертам (Александру Владимирову, генерал-майору, вице-президенту Коллегии военных экспертов России; Виктору Есину, генерал-полковнику, первому вице-президенту Российской академии проблем безопасности, обороны и правопорядка; Леониду Ивашову, генерал-полковнику, президенту академии геополитических проблем; Александру Шаравину, директору Института политического и военного анализа), вопрос: «Возможно ли военное столкновение между США и Россией?»

Итоги дискуссии с их участием были опубликованы в газете 17 июля 2007 г. В. Есин, А. Шаравин представили обоснованную позицию о весьма слабой, «ничтожно малой» вероятности войны между Россией и США. Л. Ивашов считает, что «война США против России возможна». Я более полно приведу позицию А. Владимирова и её обоснование, так как она представляется весьма близкой к озабоченностям по поводу глобальной ядерной войны (катастрофы), которые прозвучали в Люксембурге (24–25 мая 2007 года). «Война между Россией и США возможна уже в ближайшие 10–15 лет, – убеждён А. Владимиров. – И инициатором её, и прямым агрессором будут США. Основные причины войны – борьба за монопольное владение ресурсами России и недопущение к ним Китая. А цели такой войны очевидны уже сейчас. Это устранение самого мощного геополитического соперника, обладающего возможностью за 30 минут стереть США с лица земли. Эго обеспечение беспрепятственного доступа США к ресурсам Сибири и Российского Дальнего Востока. Это устрашение остального мира и Китая военной победой и мощью технологий и оружия... Эта война неизбежно перерастёт в ядерную. Независимо от того, какие средства будут применяться в её начале... Какими бы ни были сценарии возможной российско-американской войны, итог будет только один – наша полная победа! Эта война будет безусловным преступлением против человечества и закончится неминуемым национальным крахом Североамериканских штатов»[43].

Самое предварительное сопоставление содержания и структуры новой архитектуры мироустройства XXI века (Проект России) позволяет предложить читателям пять тезисов.

1. Именно в многообразии практик по сохранению жизни оформилось новое качество дуальной оппозиции «компромиссность – бескомпромиссность» как необходимость сохранения традиций предотвращения противоречий и войн, как потребность в новых гуманитарных инновациях, ориентированных на приемлемое для всех сторон разрешение антагонистических противоречий.

2. Оформленность в 2011 году двух существенно разных проектов мироустройства обусловила «обнажённость» главного глобального движущего противоречия как главного антагонистического противоречия культуры жизни и культуры смерти.

Несколько лет тому назад Чингиз Айтматов, размышляя об особенностях первого десятилетия XXI века, констатировал: наступают жестокие времена.

«Самоуничтожение – таков диагноз» считает Джульетто Кьеза, подводя в послесловии книги итоги своих размышлений о возможном мироустройстве XXIвека. «Без реформы международных институтов, которая позволила бы мирным путём прийти к общим решениям, – полагает он, – без своевременных обдуманных и согласованных решений очень скоро может наступить цейтнот, во время которого восторжествует склонность к использованию силы, к удару мечом как к единственному и неизбежному средству, способному разрубить узел. Самые сильные попытаются забрать себе то, что осталось. Неужели для безумных войн нас хотят мобилизовать? Однако это не будет банальным повторением войн в Косове, Афганистане, Ираке. Все они были мотивированы различными, но одинаково лживыми способами. Мы в них участвовали и продолжаем участвовать. Но теперь окажется, что это были всего лишь скромные подготовительные манёвры. Во всё более лихорадочном переделе основных ресурсов уже участвуют такие протагонисты, как Китай, неколонизируемые страны, обладающие силой и способностью к сопротивлению, к защите своих интересов, к принятию автономных решений, не зависящих от Империи. Поэтому не случайно учёные, следящие за ядерным риском, вновь начали пристальное наблюдение за стрелками "атомных" часов, которые обратным отсчётом указывают время и вероятность, отделяющие нас от столкновения, в котором это оружие будет использовано»[44](выделено мною. – В.К.)

3. Всё более значимой для всего многообразия практик компромиссного становится проблема Понимания. Речь идёт не только о том круге специалистов, которые готовят компромиссы, осуществляют их, а потом оценивают результаты. Речь идёт о всё расширяющемся круге граждан, которые стремятся понять смысл ситуации, когда компромисс необходим и возможен; содержание позиции каждой стороны компромисса; смысл, содержание, структуру и ценность как своих уступок другой стороне компромисса, так и значительность, актуальность и ценность уступок, которые предлагает другая сторона компромисса; процедуру и условия «течения» компромисса, свою роль в этом процессе; значимость и плодотворность результатов компромисса, как для своей стороны компромисса, так и для другой стороны (других сторон) компромисса.

По существу, в практиках осуществления компромиссного возрастает роль фактора Понимания. Сложность этой тенденции связана с общим планетарным процессом «осреднения, упрощения, примитивизации», по мнению великого русского социолога и философа, логика и писателя Александра Александровича Зиновьева[45].

В своём завещании всем нам, книге «Фактор понимания», А.А. Зиновьев социологически, логически, философски обосновал значительность и важность сохранения и повышения именно образовательного уровня для миллионов людей с тем, чтобы через практики компромиссов преодолевать реально идущие процессы упрощения познания[46].

4. Именно необходимый и достаточный уровень понимания функционирования компромиссного обусловливает формирование, сохранение и позитивную трансформацию в осуществлении чувства Меры. Для компромисса понимание и осуществление феноменов «Мера», «Чувство меры» имеет исключительное значение для всех стадий восприятия дуальной оппозиции «компромиссность – бескомпромиссность» в ходе Глобальной Игры народов мира с мировым истеблишментом.

Это «касается» и оценки ситуации, требующей компромиссности к её разрешению; к уступкам; к процедуре; к результатам компромисса.

Особенно значительна необходимость «чувства меры» на «границах» компромиссного, когда «переизбыток» компромиссности ведёт к конформизму, к бездеятельности; когда «слабость» компромисса превращает его в некомпромисс, в некомпромиссное.

5. Понимание природы практик компромиссного, его качественной определённости; понимание источников динамики компромиссного и его сущностных характеристик; понимание исключительной роли дуальной оппозиции «компромиссность – бескомпромиссность» и дуальной позиции «компромиссность – справедливость» в становлении новых моделей мироустройства XXI века объективно и субъективно «складывает» убедительные основания для развёртывания борьбы за мир и безопасность в XXI веке.

Интересная подробность. Весной 2009 года в редакции «Комсомольской правды» прошёл «Круглый стол», в ходе которого известные эксперты представили свои соображения о предотвращении агрессивных нападений террористов.

Поучительно суждение Леонида Ивашова, президента Академии геополитических проблем.

«Наиболее эффективное сотрудничество в борьбе с этим злом, – пояснил Л. Ивашов, – у нас осуществлялось совместно с мусульманскими странами: Йемен, Сирия, Египет, Иран... Если говорить о сотрудничестве с НАТО, пока я не знаю ни одного примера, ни одного совместно задержанного террориста или взятого совместно килограмма наркотиков.

Регулярные теракты на Северном Кавказе раскалывают единство не только кавказских народов России, но и сами народы. Одновременно формируют негативный образ России как государства, не способного защитить своих граждан.

Терроризм это глобально-системное средство геополитической борьбы, подчиненной идее мирового господства и управляемой из единого центра, разнесенного через командные пункты, штабы по всем регионам планеты. Меня всегда спрашивают: а где же этот штаб? Я советую внимательно присмотреться к Лондону. Террористы находят поддержку в западных демократиях и в либеральной среде. Мировым прибежищем террористов всех мастей сегодня проявляет себя Британия. Лондону очень удобно влиять на многие другие страны, манипулируя изнутри террористическими сообществами»[47].

Таким образом, главным гуманитарным смыслом для Российской Повестки Дня на 2011–2012 годы, для Глобальной Повестки Дня, посвящённых Великой Победе в войне 1941–1945 годов против фашизма становится ожидаемое всеми народами мира новое созидательное качество Глобальной Игры.

Народы России вместе со всеми народами мира в сложных событиях кризисных перемен 2008–2011 годов создали и предлагают всему миру как главный игрок, субъект Глобальной Игры – Глобальный Проект сохранения и упрочения честности и совестливости, доверия и справедливости на основе новой методологии, концепции, технологии, процессуальности и практики глобальной, созидающей модели культуры развития каждого человека, всех народов мира, всех стран в XXI веке.

***

Стратегия культуры развития России, культуры развития всего мира в XXI веке через культуру развития духовной сферы становится основанием нового гуманизма, новой модели миропорядка, новой модели мироустройства.

При подведении итогов исследований в представленной статье отмечу.

1. Нам в считанные дни, месяцы и годы надо понять, оформить и обеспечить общероссийское и мировое (глобальное) согласие по основным аспектам культуры развития.

Компромисс, согласие, консенсус из гуманитарной инновации через гуманитарное воспитание становится главным и единственным способом выживания и достойного экологически безопасного развития в контексте стремительного нарастания изменения климата, тревожных изменений среды жизнеобеспечения всех людей и всех народов.

Именно честность и совесть, доверие и справедливость уже стали главными индикаторами движения к культуре развития.

2. Мы не можем больше позволить ни российским структурам правящего истеблишмента, ни международным семьям и сообществам управленцев осуществлять очередной этап концепции развития через потребление и сверхпотребление.

3. Честность, личная порядочность – вот надёжная и стремительная дорога к глобальному действительно международному компромиссу, согласию народов для действий по спасению и людей, и среды обитания, и культуры и Смысла Великой Победы в 1945 году всех стран и народов над фашизмом.

Литература

Мы – Народ: Народ – главный Субъект развития, модернизации, управления Россией: Коллективная монография / Сост. В.Н. Кузнецов; под общ. ред. В.Н. Кузнецова. М., 2011.

Тощенко Ж.Т.Кентавр – проблема. (Опыт философского и социологического анализа). М., 2011.

Кочетов Э.Г.Диалог: Диалогистика как наука о судьбах человека и мира в контексте глобальных перемен. М., 2011.

Кортунов С.В.Россия в мировой политике после кризиса. М., 2011.

Кузнецов В.Н.Повестка Дня и Правила Игры, которые народы России предложили на 2012 год самим себе: для всех граждан, всех институтов общества, всех структур власти. Научный доклад (научная монография). М., 2011.

Кузнецов В.Н.Партнёрство: Культура партнёрства как интегрирующий гуманитарный кластер смыслов культуры мира и безопасности; партнёрств людей, народов и цивилизаций. М., 2011.

Смысл Великой Победы/ Под общ. ред. В.Н. Кузнецова. М., 2010.

Победа – одна на всех. (Вклад союзных республик СССР в завоевание Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.). М., 2010.

Медведев Д.А. Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. Столичный выпуск, 2009, 13 ноября.

Путин В.В. «Прошу на меня не сердиться»: Выступление Президента России на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. 10 февраля // Российская газета. Столичный выпуск, 2007, 13 февраля.

Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века. М., 2003.

Бек У. Власть и её оппоненты в эпоху глобализма: Новая всемирно-политическая экономия. М., 2007.

Аннан К. Мы, народы: роль Организации Объединённых Наций в XXI веке // Безопасность Евразии. 2000. № 1.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года// Безопасность Евразии. 2009. № 2.

Шеллинг Т. Стратегия конфликта. М., 2007.

Kanто А.С. Энциклопедия «Мир». В 2 т. М., 2008.

Бельков О.А. Эволюция войн и представлений о них (конец XX – начало XXI вв.) // Безопасность Евразии. 2009. № 4.

Кортунов С.В. Национальная идентичность: Постижение смысла. М., 2009.

Кузнецов В.Н.Социокультурные особенности противодействия идеологии коррупции. Учебно-методический комплекс. М., 2011.

Кузнецов В.Н.Доверие, честность и справедливость в глобальной Повестке Дня, посвящённой Великой Победе в войне 1941–1945 годов против фашизма. Научный доклад (Москва, апрель 2009 года). М., 2009.

Кузнецов В.Н.Мир после кризиса: Основные гуманитарные тенденции становления в XXIвеке концепции культуры развития человека, общества и цивилизации. Научный доклад (Москва, август 2009 года). М., 2009.

Кузнецов В.Н.Геокультурная энциклопедия – 2009: Культура развития через культуру безопасности. М., 2009.

Кузнецов В.Н. Гуманитарные взаимодействия: Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасности. В 3 т. Т. 3. Основания глобальной безопасности: Социологический гуманитарный аспект. М., 2009.



[1] Приведено по: Литовкин Д. Три задачи армии и флота // Известия, 2011, № 47, 21 марта. С. 02.

[2] Там же.

[3] Кастро Ф. Ещё одна трагедия // Советская Россия, 2010, 22 июля. С. 7.

[4] Смысл Великой Победы / Под общ. ред. В.Н. Кузнецова. М., 2010.

[5] Смысл Великой Победы / Под общ. ред. В.Н. Кузнецова. М., 2010.

[6] Максимов А. Европейцы боятся США гораздо больше, чем Россию // Известия, 3 июля. С. 5; Кого боится мир? // Российская газета, 2007, 22 июня. С. 3.

[7] http://www.pnc2007.org/events/news/text-79//html/29.06.2007

[8] Мошкин М. Водка страшнее НАТО. ВЦИОМ обнародовал рейтинг национальных страхов россиян // Время новостей, 2009, 14 июля. С. 3.

[9] Основы социологии терроризма. Коллективная монография / В.Н. Кузнецов, А.Ш. Викторов, Е.Н. Соломатина, А.П. Михайлов, В.А. Шведовский, Л.В. Шведова, А.В. Клубов. М., 2008; Кузнецов В.Н. Социокультурные особенности противодействия идеологии коррупции. Учебно-методический комплекс. М., 2011.

[10] Кузьмин В. Мир в праве: Дмитрий Медведев представил в Эвиане пять пунктов европейской безопасности // Российская газета, 2008, 9 октября. С. 1, 2.

[11] Кузьмин В. Мир в праве: Дмитрий Медведев представил в Эвиане пять пунктов европейской безопасности // Российская газета, 2008, 9 октября. С. 1, 2.

[12] Кравченко С.А. Социология модерна и постмодерна в динамически меняющемся мире: Монография. М., 2007. С. 29.

[13] Приведено по: Кравченко С.А. Социология модерна и постмодерна в динамически меняющемся мире... С. 30.

[14]Kuznetzov V. Geoculture as аMethodological Approach in Social Studies // Sociology: History, Theory, and Practices. Vol. 7. Materials of the Russian Society of Sociologists' Symposium (Moscow, Мау2006) and the XVI World Sociological Congress (Durban, SAR,July 2006). Ed. by Vladimir Kultygin. Moscow – Durban, 2006.

[15]Kuznetzov V. Doctrine of Geoculture as аMethodological Approach in Comparative Sociology // Sociology: History, Theory, and Practices. Vol. 7. Materials of the Russian Society of Sociologists' Symposium (Moscow, Мау2006) and the XVI World Sociological Congress (Durban, SAR, July 2006). Ed. by Vladimir Kultygin. Moscow – Durban, 2006.

[16] Бордачёв Т. Новый стратегический союз. Россия и Европа перед вызовами XXI века: возможности «большой сделки». М., 2009. С. 226.

[17] Кравченко С.А. Социология модерна и постмодерна в динамически меняющемся мире: монография. М., 2007. С. 32; он же: Нелинейная социокультурная динамика: играизационный подход. М., 2006.

[18]Brzezinski Zb. Second Chance: Three Presidents and the Crisis of America. N. Y., 2007; Блэр T. Битва за глобальные ценности // Россия в глобальной политике, 2007. Т. 5. У 1; Карозерс Т. Ошибка теории «поэтапной демократизации» // Pro et Contra, 2007, № 1. Январь – февраль; Беркович Д. Конец режима нераспространения? // Pro et Contra, 2007, № 1. Январь – февраль; Фукуяма Ф. Америка на распутье: Демократия, власть и неоконсервативное наследие. М., 2007.

[19] Голдман М. Россия играет не по правилам G8 // Независимая газета, 2007, 9 августа. С. 3.

[20] Мир становится плоским (С академиком Е. Велиховым беседует А. Яковлева) // Трибуна, 2007, 20 июля. С. 4.

[21] Дашичев В. Битва за Россию: Против нашей страны ведётся неслыханная пропагандистско-психологическая кампания // Наше время, 2007. Август. № 30–31; Федоров А. Отступать некуда – за нами Китай // Аргументы неделi, 2007, 2 августа. № 31; Маргелов М. Не обязательно идти в обнимку // Российская газета, 2007, 17 июля. С. 9; Будет ли Америка воевать с Россией? // Комсомольская правда, 2007, 17 июля. С. 14–15; Петраков Н. Тень Бронзового солдата как символ нового передела мира // Литературная газета, 2007, 11–17 июля. № 28. С. 1–2; Лавров С. Настоящее и будущее европейской политики // Известия, 2007, 03.07. № 114. С. 4; Хазин М. Путин и геополитика: Неочевидные итоги саммита G8 и форума в Санкт-Петербурге // Завтра, 2007, Июнь, № 25; Николаева А. Критик мирового масштаба // Ведомости, 2007, 13 июня. С. А2.

[22] Юнанов Б. Войны не будет: Сергей Лавров о кризисе, стихах и самонадеянности США // Время новостей, 2009, 10 апреля. С. 5.

[23] Зыгарь М. Россию разбили на двенадцать мишеней // Коммерсантъ, 2009, 15 апреля. С. 1, 8.

[24] Всероссийский опрос // ВПК (Военно-промышленный курьер), 2009, № 13. 8–14 апреля. С. 1.

[25] Московские новости, 2007, 11–17 мая. № 18. С. 9.

[26] Оглавления всех трёх томов представлены: Кузнецов В. Доверие, честность и справедливость в глобальной Повестке Дня на 2009 год, посвящённой Великой Победе в войне 1941–1945 годов против фашизма. Научный доклад. Для обсуждения. М., 2009. С. 45–54.

[27] Попов Г.Х О проблемах кризиса 2008 года. М., 2009; Немцов Б., Милов В. Путин и кризис // Независимая газета, 2009, 20 марта. С. 4.

[28] Зюганов Г. Главный ответ – впереди // Правда, 2009, 20–23 марта. С. 1, 2.

[29] Разрушение армии – предательство России. Митинг офицерских организаций в Москве // Правда, 2009, 14–15 апреля. С. 2.

[30] Платформа – 2009 // Время новостей, 2009, 9 апреля.

[31] Данкин Д.М Кризис доверия: ключевое звено // Безопасность Евразии, 2009, № 1; он же. Кризис и доверие: русская версия // Безопасность Евразии, 2009, № 4; он же. Мотивация и модели доверия // Безопасность Евразии, 2007, № 1; он же. Опорный элемент архитектуры мира. О роли доверия в модели будущего миропорядка // Безопасность Евразии, 2006, № 1

[32] Злобин Н.В. Второй новый миропорядок Геополитические головоломки. М., 2009. С. 315.

[33] Исаев А. Русская миссия: справедливость // Известия, 2009, 16 февраля. С. 5.

[34] Медовой И. Николай Левичев: «Сила нашей партии в доверии людей» // Трибуна, 2009, 26 февраля – 4 марта. С. 4.

[35] Ермолаев В. Хартия социальной солидарности // Трибуна, 2009, 28 февраля – 4 марта. С. 4.

[36]Исследование осуществлено Социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации в режиме мониторинга (1990, 2001, 2002, 2007 гг.). «Круглый стол» проведён Социологическим центром РАГС, кафедрой социологии РАГС, журналом «Социология власти» (РАГС) совместно с журналом «Социологические исследования».

[37] Афанасьева А.И., Лиханова А.Б. Метаморфозы массового сознания россиян («круглый стол») // Социологические исследования, 2009, № 5. С. 25.

[38] Там же.

[39] Кузнецов В. Социология Победы // Безопасность Евразии, 2004, № 2.

[40] Кузнецов В. Общенациональная цель: безопасность и благополучие человека как фундаментальная проблема российских общественных наук: О некоторых дискуссионных аспектах новой интерпретации Миссии Российской Социологии в XXI веке // Безопасность Евразии, 2004, № 3.

[41] Приведено по: Шергина Н. Под властью рейтинга // Российская газета, 2004, 27 декабря. С. 5.

[42] Приведено по: Головко О. Чулпан Хаматова: «Не боюсь быть некрасивой» // Российская газета, 2005, 25 марта. С. 17.

[43] Приведено по: Комсомольская правда, 2007, 17 июля. С. 14, 15.

[44] Кьеза Дж. Война империй: Восток – Запад: Раздел сфер влияния. М., 2006. С. 317, 318.

[45] Большаков В. Фактор понимания // Парламентская газета, 2007, 18 мая. С. 29.

[46] Зиновьев А.А. Фактор понимания. М., 2006.

[47] Овчинников А. Штаб мирового терроризма ищите в Лондоне // Комсомольская правда, 2009, 13 апреля. С. 5.