Донбасс без пленных

В Донбассе состоялся обмен пленными по формуле «2 на 4», который должен стать прелюдией к самому массовому обмену за время войны — в формате «всех на всех». Глава ЛНР Игорь Плотницкий уже обвинил Украину в том, что она «пытается подсунуть бомжей» под видом сторонников самопровозглашенных республик Донбасса. «Газета.Ru» разбиралась, кто должен войти в списки для обмена и сдвинет ли это с мертвой точки мирный процесс на востоке Украины.

В минском процессе по урегулированию конфликта на востоке Украины после многомесячных безрезультатных консультаций наметился прогресс. В Донбассе не стреляют с 15 сентября, подписано рамочное соглашение о разводе боевых подразделений на трех согласованных участках линии фронта. Более того, обе стороны анонсируют массовый обмен пленными, о необходимости которого говорили неоднократно.

22 сентября Игорь Плотницкий, глава самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР), заявил о попытках Украины «подсунуть бомжей» вместо настоящих пленных бойцов.

Позже пресс-служба Дарьи Морозовой, омбудсмена Донецкой народной республики (ДНР), распространила комментарий, из которого следует, что подозрения Плотницкого не имеют под собой почвы.

Морозова утверждает, что согласно пятому и шестому пунктам «комплекса мер по выполнению минских соглашений» украинская сторона попросила соответствующие службы ДНР письменно выслать предложение по обмену пленными по формуле «всех на всех». То есть списки своих пленных на обмен формируют первоначально стороны конфликта и согласовывают их затем с противоположной стороной. «Мы уже это сделали. Таким образом будет произведен обмен установленных лиц с обеих сторон, то есть по формуле «618 на 47», — сообщила Дарья Морозова.

Обмен 17 сентября Дарья Морозова, в свою очередь, анонсировала как обмен полковника службы безопасности Украины (СБУ) на «мирных жителей Донбасса».

Это стало довольно громким медийным событием. В лице «полковника СБУ» Украина получила человека, которого не включала в список на обмен: Юрий Супрун на момент ареста в Донецке в апреле 2016 года был действующим сотрудником миссии ООН. Видимо, службы безопасности ДНР выяснили, что до 2014 года Супрун работал в спецслужбах Украины, и сочли, что бывших полковников СБУ не бывает.

Еще одним обмененным пленным со стороны Украины стал волонтер Владимир Жемчугов. Перед попаданием в плен он подорвался на мине-растяжке и потерял кисти рук и один глаз. В заключении в ДНР он провел год и за это время совсем ослеп.

Супруна и Жемчугова на месте обмена встречала представитель Украины в минской переговорной группе Ирина Геращенко. После их повезли на торжественную встречу с президентом страны Петром Порошенко.


Обмен не для цитирования


При обмене со стороны самопровозглашенных республик работал британский журналист Грэм Филлипс, которому с 2014 года запрещен въезд на Украину. Видеозапись обмена, сделанная журналистом, вызвала раздражение у обеих сторон конфликта.

Ирина Геращенко потребовала наказать Филлипса после того, как видеозапись обмена продемонстрировали в ПАСЕ. 22 сентября посол Украины в Великобритании Наталия Галибаренко разместила открытое письмо, в нем она потребовала от Лондона повлиять на журналиста, который, по ее словам, «работает на оккупационные власти» на востоке Украины.

Впрочем, видеозапись Филлипса спровоцировала скандал и на противоположной стороне. В четверке «мирных жителей», отданных ДНР, один ее из видных ополченцев Павел Губарев опознал бывшего заместителя начальника следствия управления СБУ в Донецкой области Евгения Косяка. Губарев утверждает, что Косяк участвовал в его аресте по обвинениям в подрыве территориальной целостности Украины в 2014 году.

«Мы получаем эсбэушника от хунты в обмен на пленных солдат ВСУ!!! У меня шок! Хоть бы министром не назначили потом», — прокомментировал Губарев обмен в соцсетях.

Полковник юстиции Евгений Косяк был арестован 11 августа 2015 года. Тогда пресс-служба СБУ сообщила, что его задержали «на горячем», когда украинский спецслужбист «передавал материалы с ограниченным доступом агенту террористов ДНР».

Трое других людей, освобожденных Украиной 17 сентября, — это Леонид Денисенко, а также Валерий и Диана Никифоровы.

Павел Губарев призывает создать комиссию по расследованию обмена политзаключенными. «Вот странно ведь: эсбэушника Косяка обменяли, а Апухтин, Головачев, братья Лужецкие и другие правильные ребята сидят. Это наводит на очень нехорошие мысли», — утверждает Губарев.

Лидер харьковского движения «Юго-Восток» Юрий Апухтин был арестован 19 декабря 2014 года и отбывает срок по статье 109 УК Украины (публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя). Активист «Русской весны» Спартак Головачев тоже арестован еще в апреле 2014 года в числе других боевиков, участвовавших в захвате Харьковской администрации. Братья Ярослав и Дмитрий Лужецкие были арестованы в июле 2014 года и обвинялись по шести статьям УК Украины, от той же статьи 109 до «террористических» трех пунктов 258-й статьи (создание террористических групп, подготовка террористического акта и финансирование терроризма). После судебного разбирательства они получили сроки заключения в 14 и 15 лет.

Эти и другие плененные активисты, как ожидается, в списки по обмену попадут. Однако процесс согласования до сих пор не завершен.

Источник в службе омбудсмена ДНР Дарьи Морозовой заявил «Газете.Ru», что самопровозглашенная республика разыскивает более 900 человек. «Это разные люди, — рассказал он. — Мы ищем пленных, политзаключенных, пропавших без вести, просто мирных».

Представитель Украины в минской контактной группе Ирина Геращенко заявляет о 110 заложниках в руках самопровозглашенных республик. У Украины тоже есть свои особые заключенные. Например, с февраля в Донецке сидит известный ученый религиовед, основатель школы йоги в Донбассе, президент Центра религиоведческих исследований и международных духовных отношений Игорь Козловский. Пожилой ученый ухаживал в Донецке за тяжелобольным сыном и попал под горячую руку служб безопасности ДНР, которые провели череду арестов после неудавшегося теракта у памятника Ленину в центре города.


Родственники в приоритете


О том, что стоит за обменом в формате «618 на 47» (число пленных, которых требуют вернуть самопровозглашенные республики и Украина соответственно), рассказал «Газете.Ru» руководитель Центра освобождения военнопленных «Группа патриот», житель Славянска Олег Котенко. Он уже более двух лет занимается обменами на линии противостояния.

«Цифра 618 очень условна, — рассказал Котенко. — Это такая обозначенная переговорная позиция, которая все время уточняется. Из списка, предоставленного самопровозглашенными республиками, около 200 человек Украина найти не сможет. Эти люди уже освобождены нашими «самыми гуманными судами» или получили условные сроки. Их уже не контролирует правоохранительная система Украины, да и не все они желают возвращаться».

По словам собеседника «Газеты.Ru», больше полусотни фамилий из этого списка — люди, осужденные до 2014 года, и не всегда по статьям о сепаратизме, но являющиеся родственниками влиятельных командиров ЛНР и ДНР.

По данным Котенко, как раз из числа таких «родственников» — Валерий и Диана Никифоровы, судимые по «сепаратисткой» 110-й статье. Они вошли в четверку пленных Донбасса, которых обменяли 17 сентября на двоих украинцев.

«Родственники в этих списках как раз всегда в приоритете по сравнению с обычными военнопленными. 400 человек, которых реально может отдать Украина, сейчас юридически «очищаются». В случае принятия решения на обмен они выйдут по президентскому помилованию со всеми документами на руках, — считает Котенко. — Что касается украинского списка, то тут с цифрами сложнее. Юрий Супрун вообще не был в наших списках. Он сотрудник международной миссии, и им занимались на совсем другом уровне».

«Сейчас нам говорят о 45 пленных исходя из того, что двое из заявленных 47 уже освобождены. Но пока шли переговоры, еще семеро украинских военнослужащих попали в плен на линии соприкосновения, и их отдавать нам пока не хотят», — добавил собеседник «Газеты.Ru».

Советник главы СБУ Юрий Тандит тоже говорит о приблизительной цифре в 400 человек. «Некорректно говорить о том, что обмен пройдет по формуле «618 на 47 человек», потому что мы будем передавать тех, кого можем передать законно», — настаивает он.

Как сообщил «Газете.Ru» украинский адвокат Валентин Рыбин, создатель фонда правовой помощи иностранцам «Одиссей», ранее защищавший ныне освобожденного бывшего сержанта ГРУ России Александра Александрова, все его нынешние подзащитные находятся в списке 618. Это в основном граждане России, арестованные на Украине в ходе боев или за участие в протестах 2014 года. Среди них Андрей Лангер, Руслан Гаджиев, Игорь Кимаковский, Евгений Мефедов, Андрей Сакауов.

«Но это рамочный список, участие в котором ни о чем не говорит, — рассказал Рыбин. — Того же Руслана Гаджиева как человека, взятого в бою, с серьезными обвинениями, наверняка не будут менять по формуле «всех на всех». Мефедов ждет приговора по делу 2 мая в Одеccе и тоже, скорее всего, не попадет на обмен».

В списке не может быть и наиболее обсуждаемого украинского заключенного последних месяцев — народного депутата Украины трех созывов, бывшего первого секретаря Харьковского обкома компартии Украины Аллы Александровской. Пожилая коммунистка, почетный гражданин Харькова сидит в ожидании суда в СИЗО города по обвинению в посягательстве на территориальную целостность Украины.

По версии СБУ, Александровская передавала деньги местным депутатам за голосование городского совета Южного за обращение к президенту Украины с требованием изменить конституцию страны в части выборности губернаторов и судей. За это Александровскую арестовали показательно, в День конституции Украины 28 июня. По мнению ее адвоката Валентина Рыбина, суд над Александровской начнется не раньше ноября.

«У Аллы Александровской особая ситуация. Апелляционный суд на днях сократил ей арест до 1 октября, и у нас есть шанс выйти до суда из-под стражи. Кроме того, она для себя не рассматривает обмен, хочет продолжать жить и работать в родном Харькове. По крайней мере, надеется на это, — добавил адвокат в беседе с «Газетой.Ru». — Эти списки — очень большая тема. Раньше был список 250, теперь 618, и мои подзащитные в оба входили. Но сами видите ситуацию».

Договоренность об обмене «всех на всех» была достигнута в Минске еще 3 августа. Судя по темпам переговоров, даже если масштабный обмен «всех на всех» состоится в ближайшие дни, он не станет последним. И даже предпоследним.

Поделиться
Отправить

24.09.2016. Источник: http://www.gazeta.ru/