Инструментарий "управляемой демократии" в России стал непригодным

Отвечая оппозиции грубостями, премьер Путин напоминает боксера, угодившего в нокдаун. Между тем Западу, в том числе Германии, следует по-новому оценить суть и масштабы перемен, зреющих в России, полагает немецкая пресса.

Газета Frankfurter Rundschau пишет, в частности, о резко возросших протестных настроениях в России:

"Россия без Путина" - так звучит лозунг демонстрантов, и есть разница между тем, кто выдвигает это требование: 120 разрозненных правозащитников или 120 тысяч москвичей, а также десятки тысяч жителей Санкт-Петербурга, Владивостока и других российских городов. Когда в 2008 году, после первой передачи власти Путиным Медведеву, никаких протестов не последовало, политолог Лилия Шевцова объяснила это "печальной консолидацией недостаточного политического сознания" россиян.

Однако в последние четыре года, похоже, произошли решающие изменения. Такой вывод напрашивается потому, что во второй версии рокировки Медведев - Путин инструментарий "управляемой демократии" показал свою непригодность. Запреты на деятельность ряда партий, контроль над СМИ, парламентом и политическим представительством в регионах, то есть, иначе говоря, тотальная наркотизация политической системы наталкивается на сопротивление возросшего числа представителей городского среднего класса, ожидающих от жизни гораздо большего, чем безучастного ожидания выхода на пенсию при "батюшке Путине".

Вопрос, удастся ли Путину снова стать президентом, вызывает сильные сомнения. Ведь с каждым новым недовольным москвичом или питерцем, выходящим на очередную заявленную демонстрацию, Путин лишается части поддержки. "Бандерлоги", "агенты, оплаченные враждебно настроенным Западом", "троцкисты" - все эти фразы в адрес оппозиции, пришедшие в голову Путину, напоминают яростные удары человека, оказавшегося в нокдауне. Оппозиции важна "не перспектива развития, а броуновское движение", и ясных целей у нее нет, заявил он вчера.

Но это - самообман. Владимир Путин верит в то, что сросся с государством и что его личность призвана гарантировать неделимость власти и государства. Однако путинский общественный договор - один за всех и все за одного - уже расторгнут. Цель демонстрантов - отделить эту личность от должности и тем самым от государства.

Газета Süddeutsche Zeitung отмечает, что масштабы протестов россиян после выборов в Госдуму оказались сюрпризом для официального Берлина:

Обмен должностями, о котором договорились между собой Медведев и Владимир Путин, конечно, вызвал раздражение в Берлине, но точно так же, как и где-либо еще, здесь слабо предвидели масштабы последствий, которые повлечет за собой этот фарс вкупе с сообщениями о фальсификации итогов парламентских выборов.

Какими бы осторожными ни были сейчас аналогии с "арабской весной", бесспорно то, что предсказать перевороты удается далеко не всегда, но важно своевременно делать правильные выводы. Поэтому сейчас перед Германией встал вопрос, правильно ли она понимала Россию. Речь идет не только о тесных связях с хозяином Кремля, которых с начала процесса перемен в Европе добивался любой немецкий канцлер. ФРГ необходимы эти связи, поскольку достичь взаимопонимания с Россией, которого требуют государственные интересы Германии, в обход российских властей вряд ли удастся.

Однако в Германии - причем больше, чем в любой другой стране Запада, - постоянно присутствовало стремление идти еще дальше. Политики, дипломаты и представители экономики превращались в защитников той самой "управляемой демократии", которая заключается в управлении всем и вся и не имеет ничего общего с подлинной демократией. Не единственным автором, но главным символом такой политики стал Герхард Шрёдер. Его дружба с Путиным и деятельность в консорциуме Nord Stream, в числе прочего, укрепили образ некоей немецко-российской шайки, в которой сделка находится превыше всего.

Но не только Шредер упрекал критиков российской авторитарной системы в том, что они-де высокомерно применяют к этой стране западноевропейские критерии и, кроме того, игнорируют желания рядовых россиян, которые якобы очень хотят сильных руководителей. Тем самым критиков системы объявляли критиками самой России. Более того: для бесед с российской стороной был создан "Петербургский диалог" - близкая к Кремлю инфраструктура, внутри которой разрешалась лишь дозированная критика системы власти в Москве.

Никто не знает, чего в итоге добьются россияне, которые вышли на улицы с требованием честных выборов. Но сейчас появилась необходимость как минимум в новом взгляде Запада на происходящее в этой стране. Это не критики Путина пренебрежительно относятся к России. Надменно ведут себя те, кто не считает россиян способными жить при демократии.

Поделиться
Отправить

30.12.2011. Источник: http://www.dw-world.de