Одна страна - два правительства: как живет Ливия после "арабской весны"

КАИР, 14 декабря. /Корр. ТАСС Дина Пьяных/. ​Ливия как государство фактически перестало существовать после победы так называемой революции 17 февраля 2011 года и убийства Муамара Каддафи, который на протяжении десятилетий методами жесткого кнута и пряника ухитрялся усмирять и держать воедино кланы и племена. Расправа над полковником и позиция Запада к ливийскому кризису открыла дорогу к борьбе за власть между воинственно настроенными кланами и различными вооруженными группировками, наводнившими страну, в том числе извне.

Правительство национального единства

Спустя четыре года после ликвидации Джамахирии то, что осталось от Ливии, представляет собой некое квазигосударство с двумя парламентами - официально признанной мировым сообществом (в том числе, ООН и Лигой арабских государств - ЛАГ) Палатой представителей в Тобруке и поддерживаемым альянсом мощных вооруженных группировок "Рассвет Ливии" Всеобщим национальным конгрессом (ВНК). Также существуют два правительства, каждое - подотчетное своему парламенту.
6 декабря противоборствующие стороны подписали в Тунисе соглашение, т.н. Декларацию о принципах, нацеленную на максимальную кооперацию сторон по выходу из кризиса в стране. Документ, в частности, предусматривает создание комитета из 10 членов (по пять парламентариев с каждой стороны), которые должны избрать премьер-министра и двух его заместителей. На это им отводится две недели. Еще один создаваемый комитет должен заняться внесением изменений в конституцию Ливии 1963 года. Сейчас в Ливии формально действуют Конституционная декларация, принятая переходным национальным советом в 2011 году, и частично - конституция от 1951 года. Декларация предусматривает также проведение в стране через два года новых выборов. Кроме того, как заявили представители ВНК Салах Махзум и представитель парламента в Тобруке Шуаиб, 16 декабря в Марокко они подпишут соглашение о создании правительства национального единства. Такого консенсуса удалось достичь после целого года провальных попыток договориться.

"Важнейший барьер"

И хотя этого правительства еще нет, оно уже пользуется всесторонней поддержкой международного сообщества как "важнейший барьер для продвижения террористической организации "Исламское государство" (запрещенная в РФ группировка)". Именно это закреплено в итоговом заявлении 17 стран, в том числе России, и четырех международных организаций - ЛАГ, Африканского союза, ЕС и ООН в лице спецпредставителя генсека по Ливии Мартина Коблера, принятом по итогам конференции, состоявшейся 13 декабря в Риме.
Участники встречи поддержали усилия по формированию единого кабмина и выразили готовность оказать всестороннюю помощь, в том числе экономическую, восстановлению Ливии. И именно восстановление централизованной власти в Ливии рассматривается как единственное средство противостояния распространению влияния ИГ на территории страны. Поэтому к подписанию соглашения планируется привлечь большинство членов избранного парламента в Тобруке и ВНК в Триполи, представители независимых групп, муниципалитетов, политических партий и гражданского общества, которые участвовали в межливийский переговорах в Тунисе.
Это - в идеале. В реальности, по некоторым данным, представляющий ВНК Салах Махзум таковым уже не является, так как был уволен со своего поста. И более того, большинство депутатов ВНК также отсутствуют. По оценкам региональных наблюдателей, на лицо - опасные симптомы грядущего раскола внутри соперничающих парламентов, так как, в отличие от всеми признанных депутатов в Тобруке, триполийские парламентарии в большинстве своем не поддерживают столь ожидаемое всеми соглашение, и в Тунисе, говорят они, Махзум представлял исключительно себя самого.
Дело в том, что разоружение и расформирование вооруженных группировок и поныне остается главным камнем преткновения политического урегулирования в Ливии. Этим группам, которые тесно связаны с ливийскими политиками, нужны гарантии - без них они не сложат оружие. И представители ВНК стремятся документально закрепить в соглашении пункт о защите от уголовного преследования за терроризм или военные преступления.
Поэтому риск того, что соглашение о создании правительства национального примирения даже в случае подписания так и останется нереализованным, весьма велик.

"Исламское государство" расширяет присутствие

Но есть еще одна угроза, которая превалирует над всеми остальными в Ливии, - распространение ИГ. Именно она заставляет сейчас международное сообщество так активно действовать в рамках политических усилий, подразумевая возможность проведения военной операции лишь в качестве "плана Б".
Между тем, ДАИШ (арабское название ИГ) активно наращивает свое присутствие в Ливии, которая в своем нынешнем состоянии превратилась в идеальную почву для процветания терроризма. Экстремистам уже удалось закрепиться в Дерне, откуда они были выбиты в апреле 2014 года радикальной салафитской группировкой "Ансар аш-Шариа" ("Сторонники шариата"), и где им удалось взять реванш полтора года спустя. Более того, часть боевиков "Ансар аш-Шариа", стремительно отступающей и теряющей свои позиции, присоединилась к ИГ, открывая террористам, тем самым, дорогу к нефтяным районам.
Кроме того, ИГ, подпитываясь, как утверждают эксперты, поставляемым Катаром и Турцией оружием, расширяет свое присутствия в Сирте, родном городе бывшего ливийского лидера и одном из центров нефтяной промышленности Ливии, а также Адждабии (150 км к западу от Бенгази), продвигаясь к центральным и южным регионам Ливии, где создаются альянсы с местными племенами и лояльными организации экстремистскими группами. Все это позволяет аналитикам рассуждать о возможном смещении центра операций ИГ из Сирии и Ирака в Ливию и Северную Африку, где у ИГ найдется также немало союзников в Нигерии, Чаде и Мали.
Такое развитие событий в непосредственной близости от египетских границ не может не вызывать озабоченность Каира, который сейчас сосредоточил все усилия на поддержке ливийской армии в противостоянии ИГ. К этому, в свою очередь, относятся с явным неодобрением в некоторых западных столицах, в первую очередь, Лондоне и Вашингтоне. Так, по словам источника египетской газеты "Аль-Ахрам" в Триполи, Великобритания ратует за расчленение Ливии, а США, действуя через своего союзника Турцию, надеется извлечь выгоду из ливийского хаоса.
По словам официального представителя начальника штаба Ливии полковника Ахмеда аль-Мисмари, одним из центров, где сошлись все воюющие в стране группировки, стал Бенгази. "В Ливии действуют три джихадистские группировки - ИГ, "Революционные бригады Бенгази" и "Ансар аш-Шариа", ставленники "Аль-Каиды" (запрещена в РФ) в Ливии, - сказал он. - ВС Ливии регулярно наносят удары по местам скопления боевиков, пытаясь ограничить зону их влияния и распространения, но никакой поддержки со стороны арабов, за исключением Египта, или европейских государств этим операциям нет". Только Каир, заметил он, находится в постоянной координации с ливийской армией, так как происходящее в Сирте, Бенгази и Дерне аналогичном тому, с чем сталкиваются египетские власти на Синайском полуострове. "Однажды эта экстремистская экспансия, - прогнозирует аль-Мисмари, - может оказаться на территории Египта, в чем не могут не быть заинтересованы главные спонсоры террористов - Катар и Турция, и в чем замешаны в той или иной степени и суданские власти.
НАТО четко дал понять, что альянс не будет бороться с ИГ в Ливии до тех пор, пока там не появится правительство, которое должно направить официальный запрос по этому поводу. Как заявил ливийский представитель, "США эвакуировали свое посольство из Ливии по согласованию с вооруженными отрядами, что свидетельствует о том, что прямые или косвенные каналы связи с экстремистами у Вашингтона активно функционируют". Москва, отмечает "Аль-Ахрам", поддерживает позицию Каира в том, что проявление терроризма повсеместно в регионе требует адекватного ответа.
По мнению ливийских представителей, развитие событий в Ливии можно объяснить двумя вариантами: либо речь, действительно, идет о попытках переноса центра операций ДАИШ в это североафриканское государство, либо речь идет о стремлении отвлечь внимание от сирийского кризиса и, тем самым, спровоцировать разделение сил международной коалиции, противостоящей ИГ. "Однако мало что указывает на то, что мировое сообщество стремится к организации эффективной борьбы с ИГ на территории Ливии", - считает представитель начальника штаба Ливии.
Тем временем, Каир, по оценкам местных аналитиков, ведет гонку со временем за распространение терроризма с территории Ливии в Египет. Поэтому сейчас египетские власти стремятся создать прочную коалицию с официальными ливийскими властями и РФ в борьбе с терроризмом. По словам источников в египетской столице, этот вопрос был одним из центральных в ходе визита министра обороны России Сергея Шойгу в АРЕ 23 ноября. И речь, в частности, идет о том, чтобы убедить европейские государства присоединиться к этой коалиции.

"Молчаливый сговор"

Пока, убеждены региональные наблюдатели, в отношении событий в Ливии мировое сообщество занимает позицию "молчаливого сговора". "США с помощью беспилотников наблюдают за ситуацией в регионе, но предпочитают не вмешиваться, - говорит египетских военный советник генерал Хишам аль-Халаби. - Позитивным моментом стоит считать растущую озабоченность европейских столиц, особенно, после ноябрьских атак в Париже, относительно возможного экспорта к ним базирующихся в Ливии джихадистских баз.
Похоже, состоявшаяся в Риме конференция уже стала первым звоночком на пути ясного осознания Европой происходящего в Ливии и исходящей оттуда для нее угрозы.

Поделиться
Отправить

14.12.2015. Источник: http://www.itar-tass.com/