Как широко расходятся круги от санкций США?

Как широко расходятся круги от санкций США?

Санкции, наложенные 6 апреля Минфином США на ряд российских физлиц и организаций, кардинально меняют правила игры. От «Русала» Дерипаски уже отшатнулся Glencore. Британским банкам придется разорвать отношения с олигархами. The Telegraph пишет: Лондонская биржа, конечно, свободна делать инвестиции хоть в бумаги «этого ужасного Олега», хоть в Медельинский картель, но правительство ради национальной безопасности должно вводить ограничения.

«Наконец-то до всех доходит, что меры, принятые 6 апреля Минфином США — санкции в отношении 7 российских олигархов, ряда правительственных чиновников и организаций, основанные на „Законе о противодействии противникам Америки посредством санкций“, — кардинально меняют правила игры в том, как следует оценивать риски, связанные с российскими кредитами и рынками», — пишет в Financial Times Тимоти Эш, старший стратег по делам суверенных фондов Bluebay Asset Management.

«Минфин США четко дал понять, что теперь почти ни один российский олигарх не сможет вывернуться из клещей американских санкций», — пишет автор. Российские олигархи «не могут рассчитывать, что будут вести бизнес в нормальном режиме в плане транзакций на долларовых рынках и при этом продолжать поддерживать Путина».

Очень важно, что санкции наложены на уже эмитированные ценные бумаги и активы, говорится далее. Это развеивает уверенность в том, что владеть такими ценными бумагами России не опасно. «Рубикон перейден, и рынок (а также, наверно, рейтинговые агентства) будет вынужден проснуться и обратить на это внимание», — считает аналитик.

«Не могу себе представить, что Россия сохранит кредитный рейтинг на инвестиционном уровне; грядут крупные последствия для кредитного рынка страны, локального рынка бондов и рубля», — заключает Эш.

Финансовые рынки в Москве пошатнулись, империя бизнесмена Олега Дерипаски под угрозой, дрожат и другие олигархи, пишет в Der Spiegel Беньямин Биддер.

Рубль с начала недели он упал по отношению к евро почти на 10%. Для российских граждан падение национальной валюты — самый явный признак того, насколько сильный удар наносят американские санкции на этот раз.

Американское правительство и ранее вводило санкции против россиян и российских концернов. При этом, как правило, было хорошо понятно, кто и из-за какой провинности попадал под прицел: например, оборонные концерны — из-за того, что их оружие использовалось на Украине, пишет Биддер. На этот раз ситуация кажется другой, и это отчетливо видно на примере Олега Дерипаски.

В официальном обосновании, опубликованном на сайте Минфина США, речь идет лишь о наказании за «злонамеренные действия России». При этом Дерипаска даже не входит в круг особенно близких к Кремлю бизнесменов. Он разбогател не при Путине, а в эпоху Ельцина, отмечает автор статьи.

«Процесс напоминает о лете 2014 года, — полагает Биддер. — После аннексии Крыма и военного вмешательства России в дела Восточной Украины политики США и Европы надеялись, что экономическое давление сподвигнет российских миллиардеров к сдерживанию Путина или даже к отдалению от него. Надежды не оправдались. Наоборот: чем сильнее Запад увеличивал прессинг, тем больше становилась поддержка Путина в его стране».

По мнению Йозефа Брамля, эксперта по США из Немецкого общества внешней политики (DGAP), сейчас основанием для американских санкций стали внутриполитические причины. Конгресс требовал от Трампа более жесткого отношения к России, и «теперь Трампу есть что предъявить». Дерипаска здесь как раз кстати — Трамп заодно показывает, что не принимает во внимание связи своего бывшего советника Пола Манафорта, которому Дерипаска несколько лет платил деньги.

«После пятничных санкций США началась настоящая паника, — пишет московский корреспондент Sueddeutsche Zeitung Юлиан Ханс. — Международные концерны пересматривают свое участие (в российских предприятиях). Шеф швейцарского концерна Glencore Айван Глазенберг покинул совет директоров алюминиевого концерна «Русал».

«Алюминиевый гигант „Русал“ входит в империю олигарха Олега Дерипаски, которого обвиняют в том, что он выполнял роль посредника между Москвой и бывшим главой избирательного штаба Дональда Трампа Полом Манафортом в ходе кампании по выборам президента США», — передает Ханс.

Акции En+ Group Дерипаски потеряли в понедельник на Лондонской бирже 42%. Стоимость «Русала» на Гонконгской бирже сократилась наполовину. Общая неуверенность охватила и тех, кто не попал в черный список. По оценке агентства Bloomberg, сильно пострадал владелец «Норникеля» Владимир Потанин

Российское телевидение сообщило в понедельник, что 50 богатейших людей страны потеряли в общей сложности 12 млрд долларов. «Правительство уже заявило о намерении компенсировать эти убытки. Среди прочего, рассматриваются варианты создания собственных офшорных зон», — говорится в статье.

«Планы по компенсации потерь миллиардерам прозвучали на фоне сообщений о падении реальных доходов граждан и росте уровня бедности в стране. По официальным данным, около 23 млн из 143 млн россиян считаются в России бедными», — замечает автор.

«Акции государственного „Сбербанка“ подешевели в начале недели на 17%. Крупнейший финансовый институт страны считается барометром российской финансовой конъюнктуры», — говорится в статье.

На фоне падающего рубля во вторник розничная торговля заговорила о повышении стоимости импортируемых товаров. «Правительство пытается успокоить население — премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече с президентом Владимиром Путиным заявил о том, что ситуация в российской экономике абсолютно стабильная. А пресс-секретарь Кремля указал на то, что падение курса рубля — частично эмоциональная реакция», — передает корреспондент.

Гендиректор Glencore Айван Глазенберг во вторник начал разрывать отношения, которые 11 лет связывают его с российским бизнесменом Олегом Дерипаской, попавшим в эпицентр циклона американских санкций, пишет корреспондент швейцарской Le Temps Эммануэль Гриншпан. Глава Glencore покидает совет директоров «Русала». Кроме того, он отказался от обмена своих 8,75% акций «Русала» на долю в компании En+, о чем ранее была договоренность, поскольку обе компании находятся под контролем Дерипаски.

Новые санкции США запрещают американским компаниям и гражданам вести дела с 26 физлицами и 15 компаниями из России. Фактически очи очерчивают «красную линию» вокруг их мишени, что серьезно устрашает инвесторов, независимо от их государственной принадлежности, отмечает Гриншпан.

Ответ Кремля на момент публикации статьи остается декларативным и отнюдь не успокаивающим, продолжает журналист. Премьер Медведев в понедельник говорил о «мерах поддержки» компаний, попавших под санкции. Пресс-секретарь Кремля Песков назвал санкции «вопиющим попранием всего и вся», однако взял таймаут для ответа. «Владимир Путин, который имеет обыкновение замыкаться в молчании при появлении плохих новостей, во вторник вечером все еще не отреагировал», — говорится в статье.

Четвертый мандат Путина начинается с тревожных предзнаменований для российской экономики. Россия располагает ограниченными возможностями и едва ли может рассчитывать на достаточно надежных союзников для того, чтобы прорвать «экономическое окружение», стратегию которого проводит США, считает корреспондент.

«Во вторник США приложили новые усилия к тому, чтобы запретить связанным с Кремлем промышленным магнатам вести бизнес с Западом, предупредив британские банки, что им придется разорвать отношения с олигархами, если они хотят сохранить доступ к американским финансовым институтам», — сообщает The New York Times.

«Это предупреждение имело резонанс в Лондоне, который десятилетиями служил убежищем для богатейших семей России. Российским инвесторам принадлежат легендарные британские активы, такие как футбольный клуб „Челси“, целые районы элитной лондонской недвижимости, и они поддерживают благополучие сообществ адвокатов, финансовых советников и агентов по недвижимости», — отмечает журналистка Эллен Бэрри.

«США давно побуждали европейских партнеров привести их экономические санкции против высокопоставленных россиян в соответствие с американскими, но это встречало сопротивление, потому что деловые связи России с Европой намного сильнее, чем с США», — говорится в статье.

Бывший высокопоставленный чиновник Управления по контролю за иностранными активами Минфина США Брайан О’Тул считает, что, скорее всего, удастся заставить британские банки, не склонные к риску, вообще закрыть российские счета.

Лондонский рынок недвижимости тоже, вероятно, будет затронут. Для повышения прозрачности сделок может стать обязательным указание источника доходов покупателя.

«Объем российской недвижимости в Мэйфере хорошо известен, это своего рода фирменный анекдот в финансовой индустрии, — сказал О’Тул. — Лондон должен был это сделать давно, навести тут порядок. Я думаю, что Лондон знает это, и на Даунинг-стрит, 10 это тоже знают. Полагаю, это станет следующим шагом».

Напомнив об обвале котировок En+ и «Русала» после того, как 6 апреля США ввели новый пакет санкций, обозреватель The Telegraph Джереми Уорнер пишет: «Санкции фактически запрещают Дерипаске участвовать в долларовой экономике».

«Те, кто приобрел глобальные депозитарные расписки En+, должны винить только себя. Если учесть растущее возмущение российским вмешательством в Сирии, на момент размещения расписок En+ практически не было резонов полагать, что отношения России с Западом улучшаются», — поясняет Уорнер.

Но как мог Лондон рискнуть своей репутацией, одобрив к размещению ценные бумаги «этого ужасного Олега»? — говорится в статье.

«По слухам, британские и американские спецслужбы пришли в бешенство, обнаружив, что Дерипаска обращается к Лондонской бирже в поисках денег, не в последнюю очередь ввиду подозрения, что „Русал“ прежде снабжал российскую армию. Русские держат нас за дураков, негодовали они; Лондон не только был каналом для грязных российских денег, но и активно финансировал все более воинственного врага. Но, если они так возмущались этим, почему не били тревогу еще тогда?» — пишет Уорнер.

«Но, пожалуй, главные вопросы следует адресовать британскому правительству. В конечном итоге, именно правительство — а не фондовая биржа, не Управление по листингу и даже не руководство банков-организаторов — должно решать, что национальная безопасность в опасности, вводить санкции и обеспечивать их выполнение», — пишет автор.

«Что же касается фондовой биржи, то ее право торговать ценными бумагами, будь то инвестиции в Дерипаску, в „предприятие колоссально выгодное, но никто не должен знать, в чем оно состоит“ (главный проспект „Компании Южных морей“) или даже в Медельинский наркокартель, следует защищать до последнего — разумеется, в рамках надлежащих правовых процедур. Я, конечно, преувеличиваю, но лишь для того, чтобы донести свою мысль», — заключает Уорнер.

Поделиться
Отправить

11.04.2018.