Момент "завершенной миссии" Владимира Путина

Момент "завершенной миссии" Владимира Путина

Российское правительство провозгласило Конгресс сирийского национального диалога, проведенный им на прошлой неделе в Сочи, переломным моментом в сирийском конфликте. На саммите впервые должны были собраться под одной крышей сирийское правительство, оппозиция и курдские партии. Он должен был оправдать с политической точки зрения объявление российским президентом Владимиром Путиным победы в Сирии в декабре, пишет специализирующийся на сирийском конфликте канадский аналитик Нил Хойер в статье для Foreign Policy.

«По этим стандартам диалог стал недвусмысленным провалом. Вместо того чтобы утвердить статус России как новой силы на Ближнем Востоке, „сорвавшей планы“ США в Сирии, теперь, когда Путин готов „управлять Ближним Востоком“, Конгресс сирийского национального диалога показал, что Москва понятия не имеет, как эффективно свернуть свою продолжающуюся военную авантюру», — говорится в статье.

Цели России на саммите, тем не менее, были далекоидущими. Она планировала руководить созданием единой национальной армии и правительства, отмечает автор. «По меньшей мере, Москва надеялась договориться о проведении общегосударственных выборов под наблюдением ООН, которые бы придали легитимности сирийскому лидеру и позволили Кремлю эффективно подготовиться к выходу из конфликта», — рассуждает он.

«Саммит должен был ознаменовать первые официальные переговоры между курдскими повстанцами и сирийским правительством — стать своего рода „первым выходом в свет“ курдов на международной сцене», — отмечает Хойер. Чтобы обеспечить их участие, России пришлось в течение нескольких месяцев вести переговоры с Турцией. Однако турецкое наступление на удерживаемый курдами анклав Африн в Сирии фактически гарантировал отсутствие курдских делегаций, говорится в статье.

С учетом того, что надежды на участие курдов не оправдались, все чаяния успеха конференции зиждились на присутствии сирийской оппозиции. На практике это означало Высшую комиссию по переговорам, полагает автор. «Впрочем, в конечном итоге, эта организация в целом также решила бойкотировать переговоры», — пишет он.

Хойер отмечает, что на этом фоне многочисленные представители прессы практически были лишены доступа к какой-либо информации. «Нам почти не показали ничего собственно с конференции: экраны, установленные в пресс-центре, видимо, для трансляции заседаний, были выключены после вступительных речей», — пишет он.

В течение дня выступления российских аналитиков и ученых начали больше соответствовать реалистическим итогам конференции, отмечает автор. Виталий Наумкин, ведущий российский эксперт по Ближнему Востоку, сообщил, что идут значительные дискуссии об изменении официального названия Сирии (предположительно, об исключении слова «арабская» из «Сирийская Арабская Республика», что является причиной разногласий с курдами) и ее флаге. Но на вопрос, чем настоящая конференция отличается от идущих в Женеве переговоров, он ответил, что целью конгресса в Сочи было просто «проработать» задачи для женевского процесса. Со стороны российских аналитиков прозвучали намеки на то, что реальные договоренности сочинской конференции были уже согласованы заранее, и они будут объявлены позже.

Наиболее значимым результатом расхваленного Кремлем конгресса была демонстрация того, что Москва совершенно не готова разрешить глубинные конфликты в Сирии и заставить всех их участников сесть за стол переговоров. Ограниченность влияния России в Сирии вышла на поверхность в Сочи, с тем трагическим, но ожидаемым результатом, что война будет продолжаться, как и в предыдущие семь лет, заключает Хойер.

Поделиться
Отправить

07.02.2018. Источник: https://www.inopressa.ru/article/07Feb2018/foreignpolicy/mission.html