Прямая линия с Владимиром Путиным

Прямая линия с Владимиром Путиным

В эфире телеканалов «Первый», «Россия 1», «Россия 24», «ОТР», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» состоялась ежегодная специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

А. Кондрашов: Здравствуйте. В эфире «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Это специальная программа, которую для вас приготовили телеканал «Россия» и Первый канал. И сегодня же нашу программу можно увидеть на телеканале «Россия 24», на Общественном российском телевидении и услышать на радиостанциях «Вести FM», «Маяк» и «Радио России».

В студии для вас сегодня работают я, Андрей Кондрашов, и Кирилл Клеймёнов и наши коллеги в центре обработки сообщений Наталья Юрьева и Татьяна Ремезова.

К. Клеймёнов: Здравствуйте.

Это первая «Прямая линия» с момента вступления в должность Президента России Владимира Путина. Интерес к программе огромный. К этой минуте мы приняли около двух миллионов ваших вопросов.

Конечно, многие темы традиционно повторяются из года в год. Это здравоохранение, жильё и, конечно, зарплаты и пенсии. Но есть и острые вопросы, характерные именно для этого года. Сегодня это в первую очередь рост цен на бензин. Разумеется, все эти темы будут сегодня в эфире. Но, откровенно говоря, нам очень не хотелось бы превращать «Прямую линию» исключительно в книгу жалоб. И поэтому сегодня мы будем много говорить о будущем, о будущем России, о задачах, которые стоят перед страной на ближайшие годы.

Но, говоря о проблемах сегодняшнего дня, конечно, хотелось бы решение некоторых из них здесь, в этой студии.

А. Кондрашов: 2018 год, как вы знаете, объявлен годом волонтёра, годом добровольца. И поэтому кроме нас в этой студии сегодня работают наши волонтёры.

Это представители десятка благотворительных организаций. Видите, какие они активные и молодые. Кстати, потому, что они молодые, они, конечно, будут интересоваться в первую очередь контурами будущего в России.

В чём смысл их нахождения здесь, в студии? Они работают уже десять дней, и, вы знаете, им удалось уже решить многие мелкие и даже не очень мелкие проблемы, на которые им жаловались с мест. Ведь часто чиновники перекладывают свою ответственность на центр, а ребята перезванивают чиновникам и принуждают их действовать так, как они должны действовать. Поэтому несколько историй они сегодня будут готовы рассказать и Президенту, когда он будет здесь в студии.

К. Клеймёнов: Добавлю, что сегодня, как и в первых выпусках «Прямой линии», мы решили не звать гостей в студию и сделали это специально для того, чтобы как можно больше ваших вопросов прозвучало с мест.

А. Кондрашов: А вот серьёзная новация. Впервые за всю историю этой программы мы решили задействовать здесь ту самую видеосвязь, которую иногда, а может и часто, использует Президент для того, чтобы общаться с губернаторами, с федеральными министрами, с вице-премьерами. И все эти люди — главы регионов, ключевые федеральные министры и вице-премьеры — сегодня будут находиться в этой студии на прямой видеосвязи.

Поэтому, если будет такая необходимость, Президент Владимир Путин может пригласить для разговора любого из этих людей, и, наверное, если такой разговор состоится, или такие разговоры, это точно будет интересно.

К. Клеймёнов: Итак, в прямом эфире нашей программы —Президент России Владимир Путин.

Н. Юрьева: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Т. Ремезова: Здравствуйте.

Н. Юрьева: Это наш традиционный центр по обработке сообщений, он работает уже более десяти дней. Здесь работают телефонисты, а здесь — новинка этого года, волонтёры.

Волонтёры: Здравствуйте.

В. Путин: Здравствуйте. Вам спасибо большое.

Волонтёр (передаёт документ Президенту): Один из самых часто задаваемых вопросов, посмотрите, пожалуйста, во время «Прямой линии», если будет возможность.

В. Путин: Хорошо. Вопрос про рыбу, важный.

Т. Ремезова: Добрый день. Мы работаем в центре обработки сообщений, поступающих к нам, в редакцию «Прямой линии». И я думаю, что как раз в эти самые минуты общее число обращений уже перевалило за два миллиона. Свой вопрос Владимиру Путину вы можете задать прямо сейчас. Номер телефона не изменился, он прежний: 8—800—200—40—40. Номер для ваших СМС и ММС-сообщений: 0—40—40. Если вы хотите смотреть трансляцию с сурдопереводом, эфир можно увидеть в эфире Общественного телевидения России и на нашем сайте.

Н. Юрьева: У нас не только разрываются от звонков телефоны, но и раскалён буквально до предела интернет. Мы уже получили почти 270 000 электронных сообщений и ещё 53 000 через официальные группы нашей программы в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники». Принято более 20 000 видеообращений, и нас продолжают буквально засыпать вопросами.

Напомню, для того чтобы попасть в эфир, необходимо скачать приложение «Москва — Путину», зарегистрироваться и выбрать то, что нравится больше: записать ролик или сделать видеозвонок. Так же, как и в прошлом году, с помощью сервиса «ОК Live» можно одновременно смотреть наш эфир и ждать своей возможности выйти на прямую видеосвязь с главой государства. Звоните, мы принимаем обращения до конца эфира, возможно, Владимир Путин ответит именно вам.

Т. Ремезова: Мы также следим за тем, как обсуждают нашу программу в социальных сетях. Вот на этом самом экране, коммуникационной платформе SN Wall, вы будете видеть, как пользователи реагируют на наш эфир в данную конкретную минуту.

За дни, предшествующие линии, и за это утро в «Одноклассниках», в «ВКонтакте», в «Фейсбуке» и в «Инстаграме» с хэштегом о «Прямой линии» уже опубликовано почти 340 000 сообщений. Среди хэштегов, конечно, самый популярный — «Прямая линия», но пишут и с таким, как «вопрос Путину», «линия Путина», «смотрим Путина».

Мы в течение эфира тоже будем активно следить за тем, как пользователи реагируют на нашу программу.

К. Клеймёнов: У нас всё готово. Начнём?

В. Путин: Пожалуйста.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, два года назад на «Прямой линии» Вас спросили, через какую полосу мы проходим: чёрную или белую? И Вы тогда сказали: «Полоса серая». Как Вы ответите на этот вопрос сегодня?

В. Путин: Вопрос ожидаемый, конечно, потому что речь должна в данном случае идти о результатах нашей работы за прошлый год. Я взял с собой эти данные и по прошлому году, и тенденции за первый квартал текущего 2018 года. Если говорить такими категориями: «белая», «чёрная», «серая», в какой полосе мы сейчас находимся, — мы двигаемся в сторону устойчивого «белого цвета».

Конечно, и в природе никогда не бывает абсолютной чистоты ни в чём. Посмотрите, в Арктике, Антарктике вроде бы абсолютно полная белизна, белая пустыня, и всё равно даже там есть определённые вкрапления и серого, и чёрного цветов. Так же и у нас. Но в целом мы движемся в абсолютно правильном направлении.

Что даёт основания так говорить и так считать. Во-первых, мы вышли на траекторию устойчивого роста экономики. Да, это пока рост скромный, небольшой, я уже об этом говорил, но это не падение, а рост — 1,5 процента за прошлый год. Растёт промышленность, стабильно растёт сельское хозяйство. И всё это приобрело устойчивую тенденцию.

Что ещё даёт основания говорить о том, что мы двигаемся в правильном направлении? У нас исторический минимум по инфляции. Это очень важная предпосылка для дальнейшего роста. И это всё на фоне ускоренного роста прямых инвестиций: за прошлый год — 4,4 процента. Это очень хороший показатель. Это говорит о том, что в ближайшей перспективе рост гарантирован, обеспечен.

У нас хорошее положительное сальдо торгового баланса. Вот разные цифры мне приводят, одни говорят — 130 миллиардов по прошлому году, другие — 120. Вчера мы с коллегами обсуждали это —окончательная цифра115. Но и эта цифра очень большая.

На фоне того, что у нас очень низкий уровень внешней задолженности, менее 20 процентов, и рост наблюдается золотовалютных резервов Центрального банка (он был до 400 миллиардов, сейчас уже 450 миллиардов, во всяком случае где-то в этом районе), всё это говорит о том, что у нас стабильные, хорошие условия для развития экономики.

Наконец, один из важнейших показателей: у нас продолжает расти продолжительность жизни, первое. И второе — мы всё-таки вышли на устойчивый рост доходов граждан. Заработные платы выросли, реальные доходы населения — на 3,8 процента. Тоже разные цифры эксперты приводят.

Если вычесть дополнительные выплаты для пенсионеров в размере пяти тысяч рублей, которые сделаны в конце прошлого года, то это будет как раз 3,8. Сразу хочу сказать и оговориться, и чтобы наши уважаемые зрители это услышали ещё раз: конечно, это не каждый человек на себе ощущает, но в целом это абсолютно объективная статистика, и это так оно и есть, это правда на самом деле.

У нас растёт экспорт машин и оборудования, причём существенно растёт, что говорит об определённых структурных изменениях в экономике. Я уже с удовлетворением отмечал, что растёт экспорт сельхозпродукции. Смотрите: он в позапрошлом году был 20 миллиардов, и было приятно, что он превысил экспорт вооружений.

Вооружений — 15 миллиардов, сельхозтоваров — 20 миллиардов, теперь уже 23, и будет ещё больше в этом году. То есть мы можем с полной уверенностью утверждать, что мы двигаемся в направлении именно этой «белой зоны». Но проблем, конечно, ещё достаточно.

К. Клеймёнов: Причём экспорт машин и оборудования, о котором Вы сказали, Владимир Владимирович, это рост, несмотря на санкции.

В. Путин: Дело даже не в санкциях. Сейчас посмотрю, ничего я не забыл? Пожалуй, основное сказал. Есть и другие неплохие показатели, но того, что я сказал, наверное, достаточно.

А. Кондрашов: Владимир Владимирович, мы уже больше трёх недель живём с новым Правительством. И кстати, его состав изначально был предметом дискуссий, споров, и они до сих пор не утихают, начиная с кандидатуры премьера и заканчивая старыми и новыми министрами.

Одни говорят: стабильность и опыт — это как раз его конкурентные преимущества. Другие говорят: это не то Правительство, которое способно сделать прорыв, о котором Вы говорили в своём Послании. Вы что считаете?

В. Путин: Я вижу эти дискуссии и, собственно, не сомневался, что они возникнут. И хорошо, что у нас почти по каждому вопросу, по любым административным решениям, решениям в сфере экономики, социальной области возникают дискуссии. Это правильно.

Моя точка зрения заключается в следующем. И думаю, что многие со мной согласятся. Ведь понимаете, в чём дело. Дело в том, что тот план развития, о необходимости реализации которого мы говорим на протяжении последних лет, готовился прежним составом Правительства на протяжении последних минимум полутора лет.

Я прекрасно знаю, что если бы мы 100 процентов зачистили всё Правительство и привели бы абсолютно новых людей, даже людей очень грамотных, хорошо подготовленных, минимум два года потребовалось бы на то, чтобы сформулировать или уже имеющиеся задачи, или новые. Мы потеряли бы минимум два года. У нас нет этих двух лет.

Поэтому мною было принято решение, что Правительство должно быть значительно обновлено за счёт «свежих» людей, если позволите мне применить такой термин, но хорошо подготовленных и зарекомендовавших себя на больших, ответственных участках работы.

И необходимо было оставить тех, что готовил решения для прорывного развития нашей страны, чтобы персонифицировать ответственность за то, что было сделано до сих пор, и то, что намечается в ближайшее время. Думаю, что у нас оптимальный состав Правительства на сегодняшний день.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, давайте поговорим как раз про то, что предстоит делать Правительству в ближайшее время. Вы в своём майском указе после вступления в должность Президента России обозначили перед страной стратегические цели, очень важные и очень серьёзные.

Ну, например, вдвое сократить бедность, добиться существенного роста демографических показателей, продолжительность жизни должна достичь 80 лет к определённому времени. Очень серьёзные цели по экономике: рост реальных доходов людей, вывести российскую экономику в число пяти ведущих в мире.

Но очень важный вопрос: у Правительства есть реальные инструменты для того, чтобы всего этого добиться?

В. Путин: Прежде всего есть ясное понимание, что нужно делать и как нужно делать. Эти задачи изложены и в моём Послании Федеральному Собранию, и в проекте плана развития, который должен быть принят Правительством осенью этого года.

Видите, даже сохранив костяк Правительства, мы всё равно должны будем оформить соответствующие предложения и решения в течение ближайших месяцев. Потому что, действительно, только новое Правительство в состоянии сделать то, о чём мы говорили на протяжении предыдущих полутора лет. Это во-первых.

Во-вторых, нужно перейти в полномасштабном формате к работе по программному принципу. Мы применяли этот принцип по некоторым отраслям и по некоторым направлениям деятельности. Теперь вот такой программный принцип должен быть применён повсеместно. Он показал свою эффективность, практика применения таких методов имеется. Первое.

И второе или уже третье. Нам, безусловно, нужно персонифицировать ответственность. Это в том числе связано и с составом Правительства, потому что те люди, которые формулировали задачи, те люди, которые сейчас должны будут осуществлять реализацию этих задач, многие остались на своих местах. Те, кто пришёл на их место, люди тоже хорошо подготовленные. Персональная ответственность должна быть абсолютной. У нас нет времени на раскачку, как я уже говорил.

И, наконец, третье — это финансовое обеспечение. Эти цифры уже звучали. Это, по предварительным подсчётам, мы исходили из того, что мы сможем на ближайшие шесть лет израсходовать 17 миллиардов, мы поняли, что на реализацию задач, о которых мы говорим и о которых Вы сейчас только сказали, нужно как минимум дополнительно ещё восемь триллионов рублей.

В общем и целом понятно, откуда мы их можем взять. Это прежде всего рост самой экономики, и это главный источник поступления дополнительных ресурсов, это более эффективное использование имеющихся ресурсов, это настройка в некотором смысле наших макроэкономических планов и конечно, настройка налоговой политики, притом что эта налоговая политика (в ближайшее время Правительство должно с этим определиться), её стабильность должна быть гарантирована абсолютно на ближайшие шесть лет. Вот это для участников экономической деятельности является самым важным и самым главным.

К. Клеймёнов: То есть 17 плюс 8 — 25 триллионов, Владимир Владимирович?

В. Путин: Именно так, 25 триллионов рублей.

А. Кондрашов: По налогам очень много вопросов. Граждане спрашивают, например, введут ли налог с продаж, повысят ли налоги на доходы физических лиц с привычных 13 процентов? Из Воронежа вопрос: зачем повышать налоги, чтобы потом тратить эти же деньги на меры по повышению рухнувшего уровня жизни? Будут поднимать налоги?

В. Путин: Действительно, речь идёт, как я уже сказал, о дополнительных восьми триллионах рублей, они не синтезируются из воздуха, откуда мы их можем взять, я уже сказал, повторять не буду.

Один из источников — это некоторая настройка налоговой системы. То, что Вы сейчас перечислили, это, например, НДФЛ, то есть налог на доходы физических лиц или налог с продаж, тоже обсуждался и в Правительстве, и на экспертном уровне.

Как известно, многие предлагают НДФЛ изменить, в том числе и политические партии, которые находятся в оппозиции, но представлены в парламенте. Мы долго думали на этот счёт. На первый взгляд дифференцированная шкала налога на доходы физических лиц кажется и выглядит более социально справедливой, то есть кто больше получает доходов, тот должен и больше платить.

Практика сложнее, чем эти теоретические формулы. О чём говорит практика дифференцированного налога на доходы физических лиц прошлых лет?

А. Кондрашов: Скрывали.

В. Путин: Совершенно верно, как только он вводится, часть граждан, которые получают более высокие доходы, начинают различными способами скрывать эти доходы. Начинаются сразу зарплаты дополнительные в конвертах и так далее и так далее.

То есть фискальный результат почти нулевой, а шума много, и ухудшение в целом инвестиционного климата очевидно, поэтому признано это нецелесообразным.

Что касается налога с продаж — тоже обсуждалось, и многие мои коллеги на экспертном уровне выступали за то, чтобы ввести такой налог. У нас, во-первых, такой налог был — налог с оборота. Это серьёзная нагрузка на экономику в целом, и это серьёзная нагрузка в конечном итоге на граждан, потому что это неизбежно приведёт к значительному росту инфляции.

Всё это вместе убедило нас в том, что и введение этой нормы нецелесообразно. Есть другие предложения, которые обсуждаются в Правительстве и должны быть приняты. Вперёд не буду забегать, давайте дождёмся этих решений, они должны состояться в самое ближайшее время.

Что касается нагрузки на граждан, которая может привести к увеличению бедности. Наша задача — уменьшить бедность в два раза. И об этом уже говорили, по-моему, неоднократно, мы ведь с 2000 года по 2007-й и 2008-й ровно в два раза уменьшили количество людей, живущих за чертой бедности.

В период сложных экономических раскладов 2008–2012 годов эта цифра немножко изменилась в неблагоприятную для нас сторону. Но сейчас, я уже сказал, у нас рост заработных плат — 9,8 процента или 9,6, рост реальных доходов увеличился — 3,8 процента.

Мы двигаемся в этом направлении, и мы точно должны решить одну из главных задач — уменьшение числа людей, живущих за чертой бедности. И перераспределение в налоговой бюджетной системе направлено не на увеличение количества людей, живущих за этой чертой бедности, а, наоборот, на сокращение.

Речь идёт о том, чтобы совершить определённые манёвры в сфере налоговой и фискальной деятельности и направить ресурсы в том числе и на решение этой задачи — сокращение количества людей, которые живут в нашей стране за чертой бедности, создать такие условия, при которых государство сможет оказывать помощь именно тем, кто нуждается в этом, то есть сделать её более адресной. Если мы пойдём по этому пути, то неблагоприятного развития ситуации не будет, мы, скорее всего, добьёмся положительного результата.

К. Клеймёнов: Давайте продолжим разговор про экономику. Как я уже сказал в начале программы, одна из самых острых тем сегодня — это рост цен на бензин. Таких звонков и сообщений приходит очень много в редакцию нашей программы.

В центре обработки сообщений продолжает работать моя коллега Татьяна Ремезова.

Т. Ремезова: Кирилл, спасибо.

Бензин действительно бьёт рекорды и по ежедневно меняющимся ценникам на заправках, и по количеству вопросов у нас в колл-центре. Например, в городе Ачинске Красноярского края за полторы недели бензин подорожал на шесть рублей. Сообщение из Татарстана: вчера было 39, сегодня уже 41. В Анадыре 95-й 55 рублей за литр. Жители Ульяновской области вообще уже устраивают акции «Месяц без бензина». А некоторые пишут: не пора ли вообще продавать свой автомобиль? И видеовопрос нам прислал Алексей Караваев из Санкт-Петербурга.

А. Караваев: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Караваев Алексей, город Санкт-Петербург.

Скажите, пожалуйста, как долго ещё будут расти цены на топливо — 45 рублей литр солярки, — сколько же можно это терпеть? Невозможно уже, остановите как-то это. Мы 18 марта сделали такой большой выбор, вся страна за Вас проголосовала, а Вы цены на бензин всё не можете остановить.

В. Путин: Алексей, спасибо Вам за вопрос.

Думаю, Вы должны были обратить внимание на то, что Правительство приняло уже ряд решений, которые призваны как раз решить эту задачу.

Я с Вами согласен, то, что сейчас происходит, это недопустимо, это неправильно. Но надо признать, что это результат неточного, мягко говоря, регулирования, которое было введено в последнее время в сфере энергетики, в сфере энергоресурсов. Что сделано было? Правительство провело так называемый пересмотр некоторых налоговых мер по наполнению бюджета, так называемый манёвр сделало в этой сфере.

О чём шла речь и что было сделано? Не буду вдаваться в детали и в подробности, но на самом деле это всё привело к стимулированию вывоза за границу, на экспорт, сырой нефти. Что произошло дальше? Цены на нефть на мировом рынке поднялись. Для того чтобы загрузить свои НПЗ, нефтеперерабатывающие заводы, компании наши делают это, но они считают недополученную выгоду за тот объём нефти, которую направляют на НПЗ, который они могли бы, как они полагают, реализовать на внешнем рынке и получить больший доход. Чтобы эти выпадающие, условно выпадающие, доходы компенсировать, поднимают цены и на бензин, и на дизельное топливо.

Правительство приняло уже ряд решений на этот счёт. Напомню, совсем недавно это было сделано, кстати говоря, в диалоге с нашими ведущими нефтегазовыми компаниями. Что было сделано? Во-первых, снижен акциз по бензину на 3, по дизтопливу на 2 тысячи — на 3 и на 2 тысячи. Принято решение отменить планировавшееся ранее, с 1 июля этого года, дальнейшее повышение акцизов, его не будет. К осени текущего года должны быть приняты дополнительные меры по стабилизации ситуации на рынке. Я исхожу из того, что и Правительство будет за этим строго следить, и Федеральная антимонопольная служба будет принимать соответствующие решения, не будет смотреть на происходящие события сквозь пальцы.

Чтобы послушать экспертное мнение людей, которые непосредственно отвечают за это, мы можем обратиться к Министру энергетики Российской Федерации.

А. Кондрашов: Прямо сейчас он на связи.

В. Путин: Да, я знаю, что ведущие уже анонсировали, что мы работаем в новом режиме, в новом формате. Я попросил моих коллег из Правительства, из регионов быть на связи, побыть в своих рабочих кабинетах на время «Прямой линии».

Можем Александра Валентиновича Новака включить и попросить его прокомментировать то, что мною только что было сказано.

К. Клеймёнов: Давайте.

А. Кондрашов: Соединяемся с Министром энергетики. Пожалуйста.

А. Новак: Владимир Владимирович, добрый день!

Разрешите доложить по текущей ситуации. Действительно, в мае отмечался, был зафиксирован рост цен на топливо на уровне в среднем 5,6 процента по отношению к апрелю. Это действительно выше уровня инфляции. Если брать январь—апрель, у нас цены на автозаправочных станциях росли на уровне не выше инфляции. То есть май был таким месяцем, когда мы отметили действительно, по данным Росстата и в реальной ситуации, рост цен. На данный момент рост цен остановлен. Правительством ещё в мае оперативно было принято решение по ряду мер, направленных на стабилизацию цен на оптовом рынке и на автозаправочных станциях. Вы об этом уже сказали. Было принято решение с 1 июня снизить акцизы на дизельное топливо и на автобензины, эта мера уже работает с 1 июня, а также о неповышении акцизов не нефтепродукты с 1 июля.

И конечно, эти срочные фискальные меры уже оказали своё положительное влияние. Мы видим, что цены с 30 мая, с конца мая, на автозаправочных станциях не растут. Кроме этого были достигнуты на уровне Правительства договорённости со всеми нефтяными компаниями о стабилизации цен на автозаправочных станциях, об увеличении объёмов производства нефтепродуктов и поставки его на внутренний рынок, с тем чтобы не допустить дефицита.

Хочу доложить, что на сегодняшний день существует необходимый объём топлива на внутреннем рынке для обеспечения внутренних потребностей, для обеспечения посевной, и никакого дефицита не отмечается.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы дополнительно проработали в Правительстве ещё ряд мер, которые могли бы быть направлены на стабилизацию в случае каких-то отклонений от цен. И здесь речь идёт о возможности введения экспортной пошлины Правительством Российской Федерации на поставку нефтепродуктов на экспорт. Для этого подготовлен соответствующий проект закона, который мы в ближайшее время готовы внести в Государственную Думу.

Просим поддержать. Это будет дополнительным стимулом для того, чтобы цены не росли на внутреннем рынке.

А. Кондрашов: Спасибо, Александр Валентинович.

В. Путин: Это не только стимул. Это скорее угроза в адрес нефтяных компаний. Надеюсь, ничего подобного нам не потребуется. У нас всегда был конструктивный диалог с нефтяниками, с газовиками. Но то, что понимание с их стороны есть, понимание того, что проблему нельзя загонять в угол, её надо решать, — это очень хорошо.

Кстати, я смотрю, нам на экраны вывели вице-премьера российского Правительства Дмитрия Николаевича Козака. Знаю, он мне вчера об этом докладывал: он вчера встречался с ведущими нефтяными компаниями, с руководителями. Давайте дадим ему слово, давайте послушаем, о чём договорились.

А. Кондрашов: Владимир Владимирович, пока ищем Дмитрия Николаевича, давайте мы Вам покажем шутку. Это как если бы Вы сегодня заправляли Вашу жёлтую «Ладу Калину», на которой ездили, однажды путешествовали по России.

В. Путин: Давайте.

А. Кондрашов: Есть у нас такая картинка. Это шутка, которая облетела весь интернет.

И появился Дмитрий Николаевич Козак.

В. Путин: Да. Дмитрий Николаевич, пожалуйста.

«Ладу Калину» уже снимают с производства, другие появляются модели. Но это была хорошая машина.

Д. Козак: Действительно, мы 30 мая договорились с нефтяными компаниями о замораживании цен. Правительство сделало встречные решения, это и есть миссия Правительства — гибко реагировать на ситуацию на внешних и на внутреннем рынках.

Поэтому 30 мая вместе с нефтяными компаниями, вместе с ключевыми министерствами, Правительством приняты необходимые решения о снижении акцизов, как Вы уже сказали, в тех параметрах, которые есть.

А встречные предложения нефтяных компаний состояли в том, чтобы стабилизировать цены на нефтепродукты на автозаправочных станциях. Мы договорились о том, что мы будем ежедневно контролировать, мониторить ситуацию на автозаправочных станциях, и в течение недели в ежедневном режиме Федеральная антимонопольная служба докладывала Правительству о том, какая ситуация.

По состоянию на вчерашний день в целом все компании выполняют свои обязательства. Мы вчера дополнительно договорились об увеличении поставок на внутренний рынок бензина и дизельного топлива. За эту неделю уже объём биржевой торговли увеличился: дизельное топливо — на 20 процентов, автомобильный бензин — на 19 процентов.

Это тоже оказывает стабилизирующее влияние на рынок. В целом, как сказал Министр энергетики, за исключением отдельных компаний, в которых объём незначительный, обязательства выполняются.

То, о чём говорил Александр Валентинович по поводу угрозы, и как Вы правильно оценили это, угроза, в случае если договорённости не будут выполняться, мы, Правительство, буквально завтра внесём в Государственную Думу законопроект, который предусматривает возможность для сдерживания, для того чтобы снизить экспортный так называемый нетбэк, уравновесить, обеспечить равновесие внутренних цен и внешних на моторное топливо, внесём возможность для Правительства повышать экспортную пошлину на моторное топливо и практически уравнять с экспортной пошлиной на нефть.

К этому и нефтяные компании тоже отнеслись с пониманием. Эта угроза будет в руках Правительства. У Правительства появляется дополнительное окно возможностей для того, чтобы реагировать на ситуацию на внутреннем и внешнем рынках, но мы очень надеемся на то, что её применять не придётся.

В случае если ситуация такая возникнет, а она будет определяться не только выполнением обязательств нефтяными компаниями, но и ценами на мировых рынках на нефть, то Правительство сможет оперативно, быстро принять необходимые решения. Уверен, что это приведёт к стабилизации цен на нефть.

А. Кондрашов: Дмитрий Николаевич, спасибо большое. Мы отправим весь массив обращений наших граждан, касающихся повышения цен на топливо, прямо Дмитрию Николаевичу и отправим, и Александру Валентиновичу тоже отправим.

В. Путин: Готовьте этот законопроект, я его поддержу.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, мы в начале нашей программы никак не можем обойти стороной другую тему. Ровно через неделю в нашей стране стартует чемпионат мира по футболу — праздник, которого все мы ждём, к которому очень долго готовились.

Команды-участницы уже приезжают в нашу страну: прилетела и разместилась сборная Ирана, сегодня в Краснодаре и Саранске встречают, соответственно, испанцев и представителей команды Панамы, и там готовится, как я знаю, грандиозная встреча.

Мы сейчас можем буквально перенестись в огромную фанзону, которая подготовлена в Москве, на Воробьёвых горах, откуда открывается потрясающий вид на нашу столицу и, главное, на «Лужники» — обновлённую к чемпионату мира арену.

Итак, в прямом эфире мой коллега Антон Верницкий.

А. Верницкий: На смотровой площадке Воробьёвых гор вся Москва как на ладони, и главное — действительно, стадион «Лужники», где через неделю пройдёт матч-открытие чемпионата, встретятся сборные России и Саудовской Аравии.

Это только один из 12 стадионов, появившихся к первенству мира. Ведь те же «Лужники» — по сути, новый стадион, он не изменился снаружи, но внутри это теперь одна из лучших футбольных арен мира. В преддверии чемпионата мира мы пригласили сюда людей, связанных с футболом.

Валерий Георгиевич Газзаев — человек, выигравший Кубок УЕФА вместе с командой ЦСКА, один из самых титулованных тренеров нашей страны. В прошлом году, Владимир Владимирович, Вы с ним общались уже на тему футбола, прошёл год.

Евгений Серафимович Ловчев — сейчас наш коллега, спортивный эксперт, журналист. Но когда-то ведь он был известным футболистом московского «Спартака». И наконец, главный тренер нынешнего чемпиона России — команды «Локомотив» — Юрий Павлович Сёмин. Вот такой у нас авторитетный футбольный состав готов говорить о будущем и настоящем игры номер один в мире.

Перед этим включением мы уже пообщались здесь и, естественно, говорили о том, как же сыграет сборная России, показывающая не очень яркую игру в товарищеских встречах. И пришли к выводу, что всё решит чемпионат мира, который стартует через несколько дней.

Поговорили и о новых стадионах: их, действительно красивых, больших, построено много в городах. Но есть ли такое количество классных футбольных команд, которые привлекут много зрителей на эти стадионы? Что будет с ними? Наконец, «Лужники», которые у нас за спиной. Когда-то был стадион, на котором открывалась Олимпиада, где проходил чемпионат мира по лёгкой атлетике, теперь это чисто футбольный стадион. Как быть легкоатлетам? Вопросов много.

Первый вопрос от Валерия Георгиевича Газзаева.

В. Газзаев: Спасибо.

Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович.

В. Путин: Здравствуйте.

В. Газзаев: В прошлом году на «Прямой линии» Вы задавали мне вопрос по качеству и будущему нашего футбола. Ваш вопрос я воспринял как прямое поручение проработать в нужном направлении. Вместе с коллегами мы разработали и просмотрели практически весь мировой футбол, все лучшие национальные чемпионаты мира и Европы. Разработали программу реформирования российского футбола, разработали программу реформирования национального чемпионата, для того чтобы вовлечь в систему детско-юношеского, профессионального, любительского и массового футбола все регионы Российской Федерации, а также, конечно, с успехом внедрили и наследие чемпионата мира 2018 года. Ну и, безусловно, мы здесь хотим вспомнить и то, как мы сегодня великолепно пользуемся наследием Олимпийских игр 2014 года. Мы готовы продемонстрировать Вам нашу программу для того, чтобы подробно её сформулировать.

Что касается нашего вопроса. Безусловно, все наши коллеги сегодня, всё наше футбольное сообщество прекрасно понимают, Владимир Владимирович, какая загруженность у Вас сегодня и занятость, сложность международно-политической ситуации. Поэтому у нас просьба, чтобы футбол остался в центре Вашего личного внимания. Вы по духу победитель.

Вам большое спасибо за то, что мы сегодня празднуем и будем проводить чемпионат мира. Мы получили выдающуюся, мощную спортивную инфраструктуру, аналогов которой нет в мире. И конечно, эта инфраструктура будет базой тому, чтобы в будущем мы показывали большие и хорошие результаты.

К. Клеймёнов: Валерий Георгиевич, в чём Ваш вопрос?

В. Газзаев: Я Вам хочу пожелать, Владимир Владимирович, крепкого здоровья.

А. Верницкий: Вопрос в чём, Валерий Георгиевич?

В. Газзаев: Вопрос в том, чтобы в центре внимания было Ваше личное внимание к футболу, Владимир Владимирович. Мне очень приятно это. Я хочу пожелать Вам крепкого здоровья, Владимир Владимирович, хочу пожелать, чтобы Господь Бог Вас охранял, чтобы святой Георгий сопутствовал Вам во всех Ваших начинаниях, а Николай Чудотворец дал Вам крепкого здоровья и удачу.

Спасибо.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, не оставьте футбол наш.

В. Путин: Послушайте, я так понимаю, что речь идёт о так называемом наследии, да?

К. Клеймёнов: Про это шла речь, конечно.

В. Путин: Что мы будем делать с этими сооружениями грандиозными после чемпионата мира по футболу?

Действительно, Вы правы абсолютно. Нам удалось решить очень сложную задачу, которую не удавалось так эффективно решать другим странам, которые проводили Олимпийские игры. У нас вся инфраструктура в Сочи (практически вся) хорошо загружена, причём в течение круглого года. И загружены оба кластера: как приморский, так и горный. И это безусловный успех в этом смысле.

Что касается футбольной инфраструктуры, вот этих 11 стадионов. Конечно, мы истратили большие деньги на это и нужно, чтобы вся эта инфраструктура — я с Вами полностью согласен, — она должна работать, и прежде всего работать на развитие спорта. Причём массового спорта, детского спорта, нужно создавать детские и юношеские команды, лиги, организовывать соревнования. Надо, чтобы все эти объекты были окупаемыми, эффективно работающими.

В принципе, это всё возможно при грамотном подходе. Ведь это, как вы хорошо знаете, современный стадион — это не только футбольное поле, это огромное количество различных помещений внутри самих стадионов, где можно разместить всё что угодно. И размещают всё что угодно, но в хорошем, конечно, смысле этого слова «всё что угодно». Там и торговые центры есть, торговые площади, там есть кафе, рестораны.

К. Клеймёнов: Спортивные клубы.

В. Путин: Конечно. Не просто спортивные клубы, а специально созданные пространства (это самое главное) для занятий физкультурой и спортом. И очень многое будет зависеть от руководителей регионов Российской Федерации. Потому что, после того как чемпионат мира закончится, оргкомитет передаст это в собственность регионов.

Хочу обратиться сейчас к своим коллегам в регионах. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы на этих площадках вдруг возникли какие-то рынки, которые возникали на спортивных сооружениях Москвы в середине 90-х годов. Категорически невозможно такое развитие событий и такое использование этих замечательных объектов.

И конечно, думаю, что наш Российский футбольный союз, РФС, тоже должен принять активное участие в том, чтобы загружать по уму эти объекты, чтобы там проводились крупные, интересные матчи, чтобы это вызывало необходимость формирования новых, интересных, сильных, перспективных команд.

И чтобы у нас, наконец, на собственной базе росло новое поколение спортсменов и футболистов. Потому что, действительно, хоть и не демонстрирует наша сборная за последнее время ярких результатов, но число поклонников этого красивого вида спорта у нас огромное, это миллионы людей.

Кстати говоря, знаете, помню свой диалог с нашим тренером Национальной сборной по дзюдо, когда в преддверии Олимпиады в Лондоне они так хорошо, но средне всё-таки выступили на чемпионате Европы, мира, он мне тогда, Эцио Гамба, сказал: главный старт у нас — Олимпийские игры.

Он был прав, потому что наша команда выступила так, с таким результатом, с каким не выступала ни одна команда, даже команда Японии, за всю историю Олимпийских игр, наша сборная по дзюдо. Будем рассчитывать на то, что и наша сборная по футболу на предстоящем чемпионате «выстрелит», что называется, и покажет свои лучшие качества.

К. Клеймёнов: Разумеется, мы верим в команду и поддерживаем её. И полагаю, что мы ещё при возможности вернёмся к этой теме в нашем сегодняшнем эфире. Но давайте пока затронем и другие вопросы.

А. Кондрашов: А пока вопрос, пришедший в редакцию нашей программы от пользователей соцсетей. Кстати, на самом деле это не один вопрос, там десятки: «В России есть традиция — глава государства после вступления в должность объявляет амнистию. Это традиция сохранится?».

И ещё другой вопрос: «Хорошо бы освободить хотя бы тех, кто в заключении находится впервые и не за особо тяжкие преступления. Сохранится такая традиция?».

В. Путин: Как вопрос звучит — «есть традиция»?

А. Кондрашов: Да: «Есть традиция — Президент вступает в должность и объявляет амнистию».

В. Путин: Честно говоря, не знаю о такой традиции. Мне кажется, такой традиции у нас нет.

А. Кондрашов: Наверное, европейская традиция имеется в виду, американская.

В. Путин: Но говорят: «У нас есть традиция». Там же звучит: «У нас есть традиция».

А. Кондрашов: Да, кстати: «В России есть традиция». Если нет, то, может быть, будет?

В. Путин: У нас такой традиции, во-первых, нет. Во-вторых, объявление амнистии — это по закону прерогатива не Президента, а парламента страны — Государственной Думы. И время от времени мы это делаем, я поддерживал такие инициативы.

Они должны быть хорошо подготовлены и должны быть вызваны определёнными внутренними причинами и потребностями, а не внешними обстоятельствами, даже такими важными внутриполитическими событиями, как выборы Президента.

А. Кондрашов: Передадим слово центру обработки сообщений. Там у нас Наталья Юрьева. Пожалуйста.

Н. Юрьева: Спасибо, Андрей.

Предлагаю предоставить возможность задать свой вопрос Владимиру Путину пользователям социальных сетей и мобильных устройств. Сейчас одновременно в нашем приложении «Москва — Путину» ждут своего шанса пообщаться с главой государства семь тысяч человек. Давайте предоставим этот шанс одному из них.

Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Пожалуйста, представьтесь, расскажите, как Вас зовут, откуда Вы и задавайте Ваш вопрос.

Н. Журова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я Наталья Николаевна Журова. Город Томск Вас беспокоит.

Я многодетная мама, имеющая троих детей. Меня как многодетную маму волнует такой вопрос: выделение бесплатных земельных участков. В нашем регионе не очень работает этот закон.

Насколько я знаю, в 2011 году подписан Президентом, ещё Дмитрием Медведевым, закон о бесплатном предоставлении, выделении участков многодетным семьям. В 2015 году, по-моему, этот закон, насколько я знаю, утратил свою силу.

Теперь бесплатным выделением участков для многодетных семей занимаются регионы. В 2010 году я сама встала на очередь. Я была 735-я по очереди. В этом году я половину очереди отстояла, то есть я 300 с лишним какая-то стою на очереди.

Владимир Владимирович, вопрос такой. Сколько я ещё должна простоять, восемь лет или десять лет, имя троих детей, из них два мальчика, которых мы хотели бы, понимаете, воспитывать, приучать к труду, любви к русской земле, хотели бы именно сделать их людьми?

Но я считаю, от всех говорю, от многодетных родителей: конечно, хотелось бы жить и работать на нашей русской земле. Знаю, что очень много брошенных земель, но есть же категория, которая хочет их возрождать, жить на них. Мне, допустим, 42 года, и десять лет я ещё простою, мне уже будет 52–53.

То есть я понимаю, что годы идут, а хочется-то молодым пожить и воспитывать детей на этой земле. То есть, Владимир Владимирович, думаю, Вы мой вопрос поняли. Хотелось бы, если этот закон работает на региональном уровне, чтобы всё-таки помочь людям, особенно многодетным, которые имеют детей.

И, в общем-то, хотела ещё что сказать. Когда я обратилась в свой регион, мне сказали, что я должна стоять на очереди, то есть я не имею права сейчас получить землю, потому что в нашем регионе, только имея четырёх детей и более, вы получите землю. А имея трёх детей, вы стоите в общей очереди. Но, зная этот закон, считаю, что нарушает, скорее всего, регион.

В. Путин: Спасибо большое за Ваш вопрос.

Н. Журова: Спасибо Вам большое, очень рада была Вас увидеть и с Вами поговорить.

В. Путин: Спасибо, Наталья Николаевна. Для меня несколько странна, действительно, постановка вопроса, когда говорят, что для того, чтобы получить землю, нужно иметь не менее четырёх детей. То, что в Вашей семье трое, — это уже замечательно, прекрасно, и мы должны стремиться как раз к тому, чтобы у нас как минимум трое было в семьях. Это первое.

Второе — мы должны поощрять такие семьи, как Ваша.

Третье — по поводу земли. Ну, земли в России много, вопрос не в этом, вопрос в том, чтобы она была пригодной для её использования, в том числе для жилищного строительства. А это значит, что она должна быть близко к инфраструктуре или к ней должна быть подведена инфраструктура. Это, конечно, требует определённых затрат, само собой разумеется. И это самые основные, самые большие затраты.

Вы из Томска, да? Так я понимаю?

Н. Журова: Да, из Томска, из самого города Томска, областного города.

В. Путин: Томск и вообще Томская область — это хороший регион, устойчивый регион, хорошо развивающийся регион и в принципе самодостаточный по ресурсам. Вопрос в том, чтобы определить приоритеты расходов, в том числе из бюджета.

Давайте послушаем губернатора Жвачкина. Он на месте?

А. Кондрашов: Давайте мы попросим режиссёров срочно выйти на связь с томским губернатором.

В. Путин: Да, пожалуйста.

С. Жвачкин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В. Путин: Добрый день!

С. Жвачкин: Хочу спасибо сказать, Вы частично уже ответили на вопрос. Вы совершенно правы, есть у нас специальная программа, как и множество других: и по выделению квартир, и ряду других преференций для многодетных. Но прозвучало: была на очереди 700-я, стала 300-я, — я обязательно с ней лично встречусь. Я считаю, что, знаете, иногда, к сожалению, среди чиновников кто-то, наверное, не смог сказать и рассказать ей о всех тех правах, которые у неё есть, поэтому я считаю, что, естественно, надо в ближайшее время решить этот вопрос, я с ней лично встречусь и Вам лично, Владимир Владимирович, доложу.

Да, Вы абсолютно правы, проблема в том, что у нас действительно в Сибири много земли, но это достаточно сложно, мы же не можем раздать землю без инженерной коммуникации. Поэтому в той очереди, которая есть, получают многодетные семьи землю, которая уже подключена ко всем сетям. Я встречусь лично с ней, и лично Вам, Владимир Владимирович, доложу о решении.

К. Клеймёнов: А есть всё-таки такое распоряжение, что семьям с четырьмя детьми только дают в регионе?

В. Путин: Нет. Это так трактуется, такое положение на местах. Я что хотел бы сказать. С ней — это с Натальей Николаевной. Первое.

Второе, Вы сказали о чиновниках, которые что-то не понимают. Надо понять, кто эти чиновники, и они должны руководствоваться не общими и формальными соображениями, а должны руководствоваться интересами людей, которые проживают на территории, которая им так или иначе вверена по определённым направлениям деятельности. И, конечно, если есть у Вас на региональном уровне такие решения, согласно которым должны обеспечиваться бесплатными участками только семьи с четырьмя детьми, надо посмотреть на это повнимательнее. Потому что и трёх детей поднять — непростая задача в современных условиях, а семья пошла на это, и надо помочь этим людям, стимулировать, надо создать такие условия, чтобы и другие семьи могли бы реализовывать подобные планы развития семьи. Я Вас очень прошу этим заняться.

А. Кондрашов: Давайте мы сейчас послушаем ещё один вопрос со стороны наших телезрителей. В Центре обработки сообщений у нас работает ещё и Татьяна Ремезова.

Татьяна, пожалуйста, Вам слово.

Т. Ремезова: Большое спасибо, Андрей.

Я хочу дать слово нашим волонтёрам. Все 10 дней работы колл-центра они вместе с нами принимали вопросы. Более того, они перезванивали, они лично общались с теми, кто обратился на «Прямую линию».

Рядом со мной сейчас Анатолий Парфёнов — доброволец Всероссийского студенческого корпуса спасателей, Александра Немеровская, представляющая волонтёров Москвы и фонд «Подари жизнь», и Ольга Никитина, которая переехала в Москву из Приморского края, Оля — волонтёр-медик. Все ребята работали по теме обращений с Дальнего Востока.

Анатолий, пожалуйста.

А. Парфёнов: Владимир Владимирович, обращений по Дальнему Востоку много, и они разнообразны.

Проблемы, как и везде, но есть и проблемы, актуальные именно для этого региона. Например, «дальневосточный гектар». Одна из основных проблем «дальневосточного гектара» в том, что участки выделяются очень далеко, так далеко, что к ним даже невозможно добраться. Люди пишут, что это всё потому, что хорошие участки разобрали чиновники. Например, Виталий Грищенко из Хабаровского края приехал из Москвы и получил участок за 312 километров от Хабаровска. Также есть случаи, когда участки выделяются в заповедных зонах, когда есть проблемы с постановкой на кадастровый учёт. А бывают случаи совсем комичные, например Ольге Антонюк из Владивостока дали только полгектара и сказали, что больше земли нет.

А. Немеровская: Да, сложно сейчас прижиться гектару, но и оставаться на Дальнем Востоке достаточно проблематично. Основная проблема региона — это острая нехватка рабочих мест, тому пример Пётр Литвинцев из Комсомольска-на-Амуре. Сокращённый инженер самолётостроения, которому, представьте себе, приходится красить крыши домов. Это к вопросу о том, куда утекают наши специалисты. К сожалению, молодёжь именно поэтому уезжает.

О. Никитина: Да, я могу подтвердить слова Александра, потому что я сама из Приморского края. Я очень люблю свой регион и хотела бы связать своё будущее с ним, но пока, к сожалению, не вижу для этого возможности. Ведь мы, люди Дальнего Востока, не чувствуем себя частью России, а мы хотим путешествовать по нашей стране, ездить к нашим родственникам, отдыхать на курортах Крыма и Краснодарского края, но мы не можем из-за безумно высокой стоимости билетов на поезд и самолёт по территории страны и даже внутри региона. Да, я не спорю, есть субсидированные билеты, но их так мало, что раскупают буквально моментально.

Т. Ремезова: У нас звонок из Уссурийска, кстати, Оля, твоего родного города.

О. Никитина: Да, это мой родной город.

Т. Ремезова: Наверняка по этой же теме. Давайте послушаем этот звонок.

А. Григорьев: Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Алексей Сергеевич Григорьев.

Обращаюсь к Вам по поводу подорожания авиабилетов по направлению Москва — Владивосток в летний период 2018 года. Моя семья (жена и двое детей) живёт в Москве, а я работаю в Приморском крае, городе Уссурийске.

В июне стоимость авиабилетов эконом-класса Москва — Владивосток возросла с 12 200 рублей до 55 тысяч. То есть на перелёт в одну сторону мы должны потратить около 150 тысяч рублей. Прошу Вас обратить особое внимание на данный вопрос.

В. Путин: Давайте начнём с того, чем сейчас наш абонент закончил, а именно удорожанием билетов, пролётов из зоны Владивостока в другие части Российской Федерации. Уже здесь один из волонтёров сказал об этом.

Кстати говоря, хочу обратиться ко всем волонтёрам, не только к тем, с которыми мы сейчас на связи, хочу обратиться ко всем со словами благодарности за ту работу, которую они проделали в ходе подготовки этой «Прямой линии» и вообще в широком смысле ко всем волонтёрам, которые работают по самым различным и востребованным для страны направлениям. Это первое. (Аплодисменты.)

Второе — по поводу билетов из Владивостока в другие части России. Один из волонтёров только что сказал: есть программы, которые субсидируют перелёты в отдельные периоды времени по году и работают на отдельные категории граждан по возрастным группам.

Первое, что нужно сделать, — это, конечно, расширить географию (она постепенно расширяется) применения таких субсидий и расширить время применения, использования субсидий и возрастные группы. Но это частные, точечные решения, хотя они тоже востребованы и могут быть реализованы.

И наконец, всё-таки самое главное решение, может быть, в преддверии сегодняшнего нашего мероприятия или просто уже подготовленное заранее, но, во всяком случае, такое решение по Дальнему Востоку вчера или позавчера Правительством принято, а именно: решение об обнулении НДС на эти перевозки. Это первый, очень важный, существенный шаг снижения стоимости билета, но посмотрим, как будет работать эта практика. Это первое.

Второе. По поводу рынка труда на Дальнем Востоке. Да, конечно, это одна из проблем, Вы абсолютно правы. И очень жаль, что инженер в сфере, как Вы сказали, самолётостроения должен работать маляром, хотя и профессия маляра хороша, но уровень его квалификации, судя по всему, гораздо выше, чем просто крыши красить.

Но в этой связи что мы делаем? Хочу обратить Ваше внимание на то, что мы всё-таки поддерживаем те высокотехнологичные сферы производства, которые традиционно созданы ещё в прежнее десятилетие на Дальнем Востоке. Одна из них — это и авиастроение, причём если раньше на Дальнем Востоке занимались только боевым самолётостроением, то теперь мы развиваем и гражданские компетенции.

Скажем, самолёт «Суперджет 100» — он гражданский самолёт как раз с использованием наших компетенций в самолётостроении в целом, и в том числе в сфере боевой авиации. Но мы делаем это уже на современной базе, с использованием иностранных технологий и компетенций, в сотрудничестве с итальянскими, французскими коллегами. Последние работали в сфере двигателестроения.

Так что мы это будем развивать наряду, скажем, с судостроением, которое мы возрождаем на Дальнем Востоке. Верфь «Звезда», на которой проводятся большие работы, там будут строиться специальные суда, причём такого тоннажа, которые раньше в России вообще не строились.

Мы будем развивать на Дальнем Востоке космическую отрасль. Новый космодром Восточный построен именно на Дальнем Востоке, а не где-то в другом месте. И эти компетенции будут расширяться. Высокие технологии, включая автомобилестроение. Мы, как вы знаете, там сделали серьёзный шаг в сфере науки и образования.

По сути, создали новый университет на базе имеющихся, конечно, вузов, но тем не менее Дальневосточный федеральный университет — это то, чего в таком качестве и в таком масштабе раньше на Дальнем Востоке не было. Всё это вещи такого длительного, большого цикла, но в этом направлении мы будем, безусловно, двигаться дальше.

Теперь по поводу «дальневосточного гектара». Программа работает. При всех её издержках, а издержки есть, и спасибо большое, что Вы ещё раз обратили на это внимание. Сказать, что все хорошие участки забрали чиновники, надеюсь, что это не так. Но дополнительно ещё раз проверим, хотя мы неоднократно к этой теме возвращались.

Судя по тому, что такие вопросы возникают, эта программа востребована, люди с удовольствием берут эти участки. Мы теперь приняли решение, вы знаете, чтобы давать эту землю не только дальневосточникам, но и людям, проживающим в других регионах Российской Федерации, но которые хотят, готовы и переедут, для того чтобы устроить свою жизнь именно на Дальнем Востоке. Будем совершенствовать эту систему. Обязательно обращу на это внимание.

Спасибо большое.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, в этом году больше вопросов на тему отношений России с Западом. И должен сказать, что к чувству тревоги в этих сообщениях и вопросах добавилось ещё и чувство досады.

Процитирую одно из таких типичных сообщений: «Такое ощущение, что Россия виновата буквально во всём. Санкции стали основным способом разговора с нами. Как быть, когда твои аргументы даже не пытаются услышать? И главное, появляется чувство, что эти аргументы не будут услышаны вообще никогда».

В. Путин: Я смотрю на то, что возникает у нас слева и справа. Один из вопросов, который пришёл на интерактивные доски: «Обвинения в адрес России бесконечны. Как долго это будет продолжаться?» Это то же самое, что Вы сейчас спросили.

Что можно сказать. Неоднократно уже высказывался на этот счёт, могу только повторить. Это такой, видите ли, способ сдерживания России, так же как и пресловутые санкции, потому что эти бесконечные обвинения создают базу для применения сдерживающих мер, как думают те, кто прибегают к таким средствам работы с Россией, сдерживания развития России. Почему это делается? Потому что видят в России угрозу, видят, что Россия становится для них конкурентом.

Мне представляется, что это очень ошибочная политика, потому что нужно не сдерживать кого бы то ни было, в том числе и Россию, а наладить конструктивное взаимодействие, и тогда общий эффект для мировой экономики будет исключительно позитивным, причём для подавляющего большинства участников международного общения.

И понимание этого всё-таки приходит к нашим партнёрам. Вы же видите, что во многих странах происходит. Там уже на политическом уровне все говорят о необходимости выстраивать нормальные отношения. Да, каждая страна имеет свои собственные интересы, но они не должны решаться с помощью эгоистических методов политики, в том числе в сфере экономики. Понимание этого приходит ко многим нашим партнёрам. Надеюсь, что этот процесс будет набирать обороты.

К. Клеймёнов: Владимир Владимирович, и всё-таки когда, Вы полагаете, этот период деградации наших отношений с Западом закончится? Потому что за долгую историю России у нас было больше периодов, когда мы, конечно, конфликтовали с западными странами, и совсем короткие отрезки, когда эти отношения выходили на какой-то позитив. Вот Ваша оценка.

В. Путин: Вы знаете, не могу назвать конкретных сроков, но могу сказать Вам условия, при которых это может произойти.

Для нас очевидно, для России очевидно, что мы должны защищать свои интересы. Делать это последовательно, не по-хамски, не грубо, но защищать свои интересы и в сфере экономики, и в сфере безопасности. Мы это делали и будем делать. Но мы всегда ищем компромиссы, стремимся к этим компромиссам.

Всё это давление закончится тогда, когда наши партнёры убедятся, что применяемые ими методы неэффективны, контрпродуктивны, вредны для всех и что придётся считаться с интересами Российской Федерации.

В. Путин: Спасибо большое всем участникам сегодняшней встречи.

Поделиться
Отправить

07.06.2018.