Путин - Трамп: уступки маловероятны

Путин - Трамп: уступки маловероятны

ЧМ по футболу в России стал триумфом мягкой силы, пишет колумнист The Times, а сразу после финала Путин и Трамп проведут встречу, которая имеет отношение к силе жесткой. Проект итоговой декларации саммита НАТО отметает трамповское «Посмотрим» по Крыму: аннексию России «мы не признаем сейчас и не признаем в будущем», передает Süddeutsche Zeitung. По Сирии Вашингтон и Москва все еще могут добиться договоренности, которая защитит интересы США, полагает FP.

Замдиректора Европейских программ Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Джеффри Ратке критикует навязчивую идею Дональда Трампа, требующего от союзников по НАТО направлять 2% своего ВВП на военные расходы. Интервью с экспертом публикует Le Temps.

«НАТО должно больше сфокусироваться на результате и меньше на денежных взносах государств-членов, — считает Ратке. — Страны с меньшими расходами на оборону порой вносят более эффективный и значительный вклад. Так, военные расходы Дании не превышают 1,2% от ВВП, однако ее вклад в безопасность в Афганистане оказался одним из самых значительных в НАТО».

Фиаско саммита НАТО, предстоящего в Брюсселе, могло бы сыграть на руку Путину на саммите с Трампом в Хельсинки?

«Не думаю, что Трамп захочет разрушить саммит в Брюсселе, — ответил эксперт. — Но если американский президент горяч с Путиным и холоден с демократически избранными лидерами государств-союзников Америки, то отправленный таким способом месседж способен вызвать озабоченность. Еще хуже, если Трамп в присутствии Путина станет подрывать решения, принятые в НАТО. Путин был бы в восхищении, если бы его американский коллега обязался снизить свою боевую активность в Европе».

«Посмотрим», — ответил недавно президент Америки Дональд Трамп на вопрос о возможности признания Крыма российским. Проект итоговой декларации саммита НАТО, оказавшийся в распоряжении Süddeutsche Zeitung, более однозначен в этом вопросе, пишет Даниэль Бресслер.

«Мы категорически осуждаем незаконную и неправомерную аннексию Крыма Россией, которую мы не признаем сейчас и не признаем в будущем», — говорится в документе, который в среду должны одобрить главы государств и правительств стран-членов НАТО. Проект итоговой декларации не оставляет возможностей для смены курса альянса в отношении России — во всяком случае, пока Россия сама не изменит свою политику, отмечает Бресслер.

Партнеры по альянсу далеки от единства, признает автор. Обязательство стран-членов довести военные расходы до 2% от ВВП, в первую очередь, давит на Германию, которая к 2024 году планирует повысить расходы на оборону только до 1,5%.

Несмотря на то, что финансовые вопросы занимают важное место в итоговой декларации НАТО, в документе преобладает тема отношений с Россией. Очевидно, накануне саммита НАТО и встречи с Путиным аппарат Трампа не пытался подготовить смену курса, поэтому претензий к России много, отмечает Бресслер. Россия бросает вызов евроатлантической безопасности и стабильности посредством «гибридных акций, включая попытки оказать влияние на избирательные процессы», говорится в документе. Критике подвергаются также «широко распространенные кампании по дезинформации и коварная киберактивность», упоминается и причастность России к инциденту с использованием нервно-паралитического вещества «Новичок» в британском Солсбери.

Пока Россия не изменит своего поведения, возвращения к нормальному сотрудничеству не будет, подчеркивается в документе.

«Чемпионат мира по футболу в России стал триумфом мягкой силы», — пишет колумнист The Times историк Майкл Берли. Почти не будет передышки между воскресным финалом кубка мира и другим представлением глобального уровня: на следующий день Владимир Путин и Дональд Трамп проведут встречу, которая имеет отношение к силе жесткой.

«Трамп может стать не первым американским лидером, клюнувшим на притворную искренность Путина, хотя не ждите от этого поверхностного президента разных странных откровений о том, что он „прочел душу“ этого русского», — считает Берли.

Европейские союзники опасаются, что сразу после саммита НАТО, который, вероятно, пройдет на повышенных тонах, Трамп сократит военные учения или еще хуже. «Еще хуже — это может быть повсеместное разграничение сфер влияния, что для начала может обеспечить де-факто признание аннексии Крыма и особых потребностей России на постсоветском пространстве, — полагает автор статьи. — Это может также означать свободу действий в том, чтобы помочь президенту Асаду уничтожить оставшихся сирийских повстанцев, некогда поддерживаемых США».

«Русские могут выдвинуть предложение о соблюдении нейтралитета Грузии и Украины, так, чтобы они могли свободно выбирать экономические партнерства, но не военные альянсы. Путин может также предложить обуздать своих иранских друзей (и соперников) в Сирии, сократив военное присутствие КСИР у границ Израиля», — пишет Берли.

Трамп, в свою очередь, может воздержаться от «энергетических» санкций, чтобы нанести урон Ирану. Путин и Трамп могут также рассмотреть, как создать противовес Китаю.

Многое будет зависеть от оценки российскими политиками того, на что Трамп может согласиться, не подтверждая подозрения в сговоре. «Контроль над вооружениями — подходящая техническая тема, допускающая смелые жесты», — полагает Берли.

«После того как саммит НАТО, несомненно, подтвердит отсутствие эмпатии между Трампом и лидерами стран-союзниц, беспокоиться следует по поводу его явной симпатии к Путину, который, как и он, считает ЕС препятствием для притеснения малых держав большими», — пишет колумнист The Times.

«По слухам, президент Дональд Трамп подумывает заключить сделку по Сирии с российским президентом Владимиром Путиным», — пишут Самюэль Чарап и Джеффри Мартини, авторы комментария в Foreign Policy.

«Продолжающееся наступление режима Башара Асада на одну из немногих оставшихся зон, подконтрольных сирийской оппозиции, подчеркивает, что Соединенным Штатам необходимо стремиться к дипломатическому решению, если они хотят защитить свои интересы, связанные с этим конфликтом, в частности сохранить достижения в борьбе с „Исламским государством“* и в сдерживании иранского влияния на Сирию», — пишут журналисты.

«Заключение сделки с российскими покровителями Сирии может побудить Россию убедить Асада не стремиться силой отвоевать всю страну обратно», — говорится в статье.

«Теперь, когда ИГИЛ»*, по большому счету, разбито, администрация Трампа поставила цель «вышибить Иран из Сирии», — продолжают журналисты. — Что на практике означает «вышибить Иран», неясно, но без поддержания военного присутствия в Сирии на неопределенный срок, которое, очевидно, нежелательно для Трампа, этой цели придется добиваться за столом переговоров«.

«Кремль не хочет бесконечно длить свою воздушную кампанию в Сирии в поддержку результатов, которые служат интересам, главным образом, Асада и Ирана. Поэтому можно ожидать, что Россия поддержит политическое урегулирование, соответствующее непременным условиям: неизменность режима в Дамаске и отсутствие американских военных в Сирии», — считают авторы.

«На деле, если Россия поможет Асаду завоевать всю страну, Москва вообще-то потеряет часть своего влияния на его режим, так как ее постоянная поддержка станет менее необходимой», — говорится в статье.

«У российского президента есть талант к сдержанной драматичности. Когда он встретился с Дональдом Трампом в июле прошлого года, его холодный потупленный взор контрастировал с более оживленными жестами американского президента, — пишет в журнале Time Анна Арутюнян, старший аналитик по России в международной неправительственной организации Crisis Group (Брюссель). — Однако саммит в Хельсинки станет соревнованием в театрализованной демонстрации власти — и его Путин, пожалуй, уже выиграл».

«Тот факт, что встреча на высшем уровне с Трампом вообще состоится, позволяет Путину представить себя перед россиянами как незаменимого для президента США в разрешении мировых кризисов», — пишет Арутюнян.

Московские внешнеполитические советники полагают, что Путин вряд ли добьется уступок от Трампа. В частной переписке они опровергают слухи о прорыве в крымском вопросе, как и о том, что Трамп пообещал какую-либо серьезную поддержку в возвращении России в состав G8 или что президенты заключат долгосрочную сделку по Сирии, говорится в статье.

«Более того, Россия и США имеют диаметрально противоположные взгляды на Украину и, безусловно, на то, что Кремль искренне считает своим суверенным правом диктовать условия в своей исторической сфере влияния», — отмечает автор.

«Скорее всего, Путин будет стараться получить от Трампа нечто совсем другое: возможность выглядеть единственным взрослым человеком в доме», — пишет Арутюнян.

«Какое-то соглашение вполне может быть заключено в результате саммита — например, сделано заявление по Сирии или обещание укрепить сотрудничество в деле борьбы с терроризмом. Но подобные соглашения могут быть своего рода символическими, они позволяют Путину выглядеть миротворцем, не прилагая особых усилий», — говорится в статье.

*«Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая организация, запрещенная в РФ.

Поделиться
Отправить

11.07.2018.